ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ



Ссылка на источник

http://epizodsspace.no-ip.org/bibl/pervushin/loz-loz/loz.html

КРЫЛАТЫЕ КОРАБЛИ ЛОЗИНО-ЛОЗИНСКОГО

Антон ПЕРВУШИН

28 ноября 2001 года из Москвы пришло печальное известие: скончался один из корифеев космической индустрии, главный конструктор и генеральный директор НПО «Молния» Глеб Евгеньевич Лозино-Лозинский. Можно долго перечислять заслуги и регалии этого выдающегося ученого, но чтобы выделить главное из того, что он сделал за свою длинную жизнь, достаточно произнести одно слово — «Буран».

Глеб Евгеньевич Лозино-Лозинский

САМОЛЕТОМ — НА ОРБИТУ

История космонавтики совсем не так однозначна, как это может показаться на первый взгляд. Еще в 20-е годы прошлого столетия было сломано много копий по поводу принципиального вопроса: что выбрать в качестве основного транспортного средства на первом этапе пути человечества в космос — ракету или самолет? Ракета представлялась более простым способом решения, зато самолет — более естественным и намного более дешевым. У нас в стране идею ракеты как носителя защищал Константин Циолковский, а самолета с ракетным двигателем (ракетоплана) — Фридрих Цандер. Примечательно, что в этом споре позиция Цандера взяла верх, и основоположник космонавтики под конец жизни признал правоту более молодого коллеги. Самый поздний проект Циолковского — знаменитый «ракетный поезд» — представляет собой не многоступенчатую ракету, как утверждают некоторые историки, а «эскадрилью ракетопланов», часть из которых является возвращаемыми топливными заправщиками.

Впоследствии, когда были сформированы группы по изучению проблем реактивного движения (ГДЛ — в Ленинграде и ГИРД — в Москве), тема ракетоплана получила дальнейшее развитие. Сергей Королев, будучи по основной специальности инженером-авиационщиком, а по предмету увлечения — заядлым планеристом, также придерживался мнения, что будущее за орбитальными самолетами. Вместе с Цандером они придумали и спроектировали первый советский ракетоплан «РП-1» (другое название — ракетоплан «Имени XIV годовщины Октября»); позднее Королев пробивал другой похожий проект, проходивший под обозначением «РП-318», и первый образец этого ракетоплана поднялся в воздух в феврале 1940 года.

Все однако изменила война. Потрясающие воображение успехи ракетчиков Третьего рейха, сумевших запустить в серийное производство тяжелую баллистическую ракету «А-4» («Фау-2»), оказали сильнейшее влияние на дальнейшую эволюцию космической техники. Сразу после войны лучшие советские и американские специалисты в области создания высотных летательных аппаратов были брошены на освоение немецких ракет, что предопределило развитие космонавтики на десятилетия вперед, изменив естественный ход событий.

Лишь немногие из конструкторов сумели сохранить верность изначальному направлению. Среди них был и Глеб Лозино-Лозинский.

ПРОЕКТ «СПИРАЛЬ»

Глеб Евгеньевич Лозино-Лозинский родился 25 декабря 1909 года в Киеве. Свой творческий путь он начал на Харьковском турбогенераторном заводе, где участвовал в проработке проекта первой отечественной паровой конденсационной турбины большой мощности. В 1932 году Лозино-Лозинский перешел в авиационную промышленность, разрабатывая в Харьковском авиационном институте паротурбинную двигательную установку для тяжелого бомбардировщика Туполева.

Модель авиационно-космической системы «50» («Спираль»)

Составные элементы «Спирали»

Схема полёта «Спирали»

Перейдя в 1941 году на работу в ОКБ Микояна, Глеб Евгеньевич занялся разработкой проектов различных вариантов реактивных газотурбинных двигателей. Силовые установки перспективных самолетов стала основным предметом его интересом на долгие годы. Под руководством и при непосредственном участии Лозино-Лозинского проходило освоение силовых установок нового типа для истребителей «МиГ-17», «МиГ-19» и «МиГ-21».

С ростом скоростей и высоты полетов авиация выходила на порог космоса. В начале 1960-х годов в США был создан экспериментальный ракетоплан «Х-15». Всего через четыре года после полета Гагарина работы по созданию орбитального самолета в нашей стране были поручены ОКБ-155 Артема Микояна, где их возглавил 55-летний Главный конструктор ОКБ Глеб Лозино-Лозинский. Этот проект получил название «Спираль».

Многоразовая авиационно-космическая система (АКС) «Спираль» включала в себя орбитальный пилотируемый самолет с ракетным ускорителем и гиперзвуковой самолет-разгонщик. Запуск орбитальной ступени должен был происходить на высоте 24 — 30 км при скорости, в 6 раз превышающей скорость звука. После завершения полета предусматривался планирующий спуск в атмосфере с посадкой на аэродром «по-самолетному»; при этом для корректировки захода на посадку планировалось использовать турбореактивный двигатель.

При взлетной массе всей системы в 115 тонн одноместный орбитальный самолет имел массу 10 тонн и предназначался для научных и технических экспериментов в космосе, дистанционного зондирования Земли и инспекции космических объектов. Среди «специальных» задач орбитального самолета значились высотная бомбардировка наземных вражеских объектов и уничтожение спутников противника. Он представлял собой летательный аппарат с несущим корпусом и крыльями, отклоняющимися вверх для того, чтобы исключить прямое обтекание их тепловым потоком при прохождении участка плазмообразования, а также для управления по крену. С легкой руки одного из создателей программы орбитальный самолет за свою характерную форму получил шутливое прозвище «Лапоть».

Модель орбитального самолёта АКС «Спираль»

Изделие «105-11» («Лапоть»), лётный аналог экспериментального пилотируемого орбитального самолета

Схема лётного аналога «105-11» («Лапоть»)

Для отработки захода на посадку и собственно посадки, а также для оценки устойчивости, управляемости и аэродинамических характеристик был построен пилотируемый дозвуковой аналог орбитального самолёта — «Изделие-105».

Подъём «Бор-4» после удачного приводнения

В ОКБ Микояна была сформирована группа из лётчиков-испытателей, которым предстояло пилотировать опытный образец «Лаптя». Перед тем лётчики — Авиард Фастовец и его дублёр Валерий Меницкий — прошли подготовку в летающей лаборатории, в качестве которой использовался обыкновенный «МиГ-21» с заклеенным фонарём: по замыслу конструкторов, модель должна была подниматься в небо обычным путём, затем на её фонарь опускались специальные жаропрочные шторки, модель переходила в режим челночного планирования, в ходе которого отрабатывалась траектория полёта и приземления будущего аппарата.

ВКС «Бор-4» на ракете-носителе

В дальнейшем были построены две уменьшенные копии воздушно-космического самолета: один — для испытаний на прочность, второй — для натурных экспериментов. В период с 1977 по 1978 годы орбитальный самолёт системы «Спираль» совершил ещё 6 испытательных полётов с планированием на взлётно-посадочную полосу после отцепки от бомбардировщика «Ту-95» на высоте около 5500 метров. Более того, модель самолёта неоднократно запускалась в космическое пространство под обозначением «Бор-4».

К сожалению, проект «Спираль» так и не удалось довести до конца. Решением правительства работы над орбитальным самолетом были прекращены.

ПРОЕКТ «БУРАН»

В 1972 году в США официально начинаются работы по проекту многоразового транспортного космического корабля «Спейс шаттл» («Space Shuttle»). Причем, изначально весь проект имел четко выраженную военную направленность.

В этих условиях руководство СССР пришло к решению о создании аналогичной отечественной системы. Работы над проектом тяжелой транспортно-космической системы с многоразовым орбитальным кораблем были начаты в 1974 году в рамках комплексной ракетно-космической программы, предусматривающей разработку средств выведения для развертывания и обеспечения лунной базы. Но глобальное противостояние СССР и США определяет свои приоритеты, и от комплексной ракетно-космической программы остается только многоразовый орбитальный корабль. После предварительной проработки проекта стало ясно, что такой корабль в Советском Союзе практически невозможно создать без участия коллектива Глеба Лозино-Лозинский с его уникальным опытом работы над «Спиралью».

Различные варианты компоновки «Бурана»

12 февраля 1976 года вышло закрытое Постановление Правительства СССР за № 132-51 «О создании многоразовой космической системы в составе разгонной ступени, орбитального самолета, межорбитального буксира-корабля, комплекса управления системой, стартово-посадочного и ремонтно-восстановительного комплексов и других наземных средств, обеспечивающих выведение на северо-восточные орбиты высотой 200 км полезных грузов массой до 30 т и возвращения с орбиты грузов массой до 20 т». Впоследствии эта многоразовая космическая система получила названия «Энергия-Буран». Этот же документ открывал финансирование и определял основного заказчика (Министерство обороны СССР) и головного разработчика (НПО «Энергия»). В рамках этого Постановления головным предприятием в авиационной промышленности, ответственным за создание планера орбитального корабля и координацию работ всей кооперации авиационной промышленности, определялось специально созданное Научно-производственное объединение «Молния» во главе с Генеральным директором Глебом Евгеньевичем Лозино-Лозинским.

Космический корабль многоразового использования «Буран»

Историческая посадка космического корабля «Буран»

Несмотря на предложение НПО «Молния» применить схему орбитального самолета «Спираль» в системе «Буран», головной разработчик системы НПО «Энергия» настоял на использовании компоновки, близкой к американскому «Шаттлу». Тем не менее, опыт работы над «Спиралью» значительно облегчил и ускорил процесс создания «Бурана».

В результате многолетней напряженной работы был создан многоразовый космический корабль с уникальными характеристиками. Первый и единственный его полет состоялся 15 ноября 1988 года. При этом «Буран» был выведен на орбиту высотой 250 километров. На самом же деле при полной заправке топливом в количестве 14 тонн вполне возможен переход на орбиту высотой до 450 километров. Однако подобный эксперимент никогда проведен не был.

ПРОЕКТ «МАКС»

Еще в конце 80-х годов Лозино-Лозинский вместе с группой единомышленников в инициативном порядке начал разрабатывать многоразовую авиационно-космическую систему «МАКС».

Этот уникальный проект отличается от российского «Бурана» и американского «Шаттла» своей мобильностью и низкой стоимостью выведения полезных грузов на орбиту. Система должна базироваться на обычных аэродромах и «вписываться» в существующие средства наземного комплекса управления космическими полетами.

Модель аэрокосмической системы «МАКС»

Согласно замыслу, небольшой крылатый корабль, оснащенный подвесным топливным баком, запускается с самолета-разгонщика Ан-225 «Мрiя», после чего с помощью собственных двигателей выходит на орбиту, совершает маневры и самостоятельно возвращается на Землю.

Система «МАКС» предназначена для решения широкого круга задач в космосе, в том числе: выведение на околоземную орбиту и возврат с орбиты различных полезных грузов, транспортно-техническое обеспечение космических объектов различного назначения, проведение аварийно-спасательных работ на орбите, решение научно-технических и технологических экспериментов в космосе и так далее.

Можно утверждать (именно в этом едины специалисты), что система «МАКС» сможет удерживать рынок космических перевозок в течении ближайших 25 — 30 лет. На состоявшемся в ноябре 1994 года в Брюсселе Всемирном салоне изобретений, научных исследований и промышленных инноваций «Брюссель-Эврика-94» программа «МАКС» получила золотую медаль (с отличием) и специальный приз премьер-министра Бельгии.

Космонавтика возвращается в более естественное (а потому более продуктивное) русло своего развития, прерванное на десятилетия громоздкими и дорогими баллистическими ракетами. В том или ином виде, но за крылатыми космическими кораблями Лозино-Лозинского стоит будущее. Вечная ему память...

Макет орбитального самолета многоразовой аэрокосмической системы «МАКС»


К началу


На Главную


 
 
  © Все права защищены 2012-2015г.
Дизайн «ООО Системы будущего».
Сопровождение сайта www.OvoFix.ru
 
125480 г. Москва ул. Планерная д.3 кор.3 "Аэроэкология"
+79857623942 +74959442622 +79099929596 +79099929594
narod-akademia.com