ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ



http://nlo.ru/index.php/ostrye-voprosy-nashego-vremeni/111-perinatalnoe-vospitanie

Перинатальное воспитание. Психология беременности

Фрагмент из книги, страница 6 из 11

Психология беременности

Симбиоз «мать-дитя»

В процессе беременности между матерью и плодом устанавливается теснейшая многоуровневая связь. С момента зачатия женщина и внут­риутробный плод находятся в состоянии симбиотического единства. Они постоянно взаимодействуют друг с другом и оказывают друг на друга огромное влияние, которое, в первую очередь, осуществляется че­рез плаценту. Одна из физиологических функций плаценты состоит в обеспечении обмена веществ и информации между матерью и плодом.

Биохимическая связь

На протяжении всей беременности между матерью и плодом идет постоянный обмен различными веществами. Плод получает от мате­ри вещества, обеспечивающие его питание и дыхание, а к ней поступают продукты его жизнедеятельности. Этот обмен не ограни­чивается только лишь белками, жирами, углеводами, ферментами, уг­лекислотой и продуктами распада. В нем задействованы и такие био­логически активные вещества, как гормоны, регулирующие развитие плода и его психоэмоциональную связь с матерью.

Гормональная и эмоциональная связь

Произошедшие изменения в нервной системе матери влекут за со­бой изменения в ее эндокринной системе, регулирующей репродук­тивные функции организма. Во время беременности железы внут­ренней секреции, и, в особенности, находящиеся непосредственно в головном мозге гипофиз и гипоталамус, работают с огромным на­пряжением. За счет работы эндокринной системы плод получает от матери весь набор необходимых гормонов: гормоны роста, гормо­ны, стимулирующие кальциевый обмен и другие обменные процес­сы, и т.д.

В течение всей беременности мать и плод представляют собой еди­ную гормональную систему. В первые 10 недель беременности меж­ду ними идет активный биохимический обмен, в котором мать явля­ется поставщиком гормонов для развития плода. После 10 недель, когда начинает функционировать плацента как орган эндокринной системы, обмен гормонами начинает идти в обе стороны. Далее от месяца к месяцу он становится все активнее. Постепенно включают­ся в работу железы внутренней секреции плода и в свою очередь на­чинают поставлять гормоны в кровоток матери. Помимо регулирования репродуктивных функций организма эндо­кринная система тесно связана с психическими процессами. В эндо­кринологии существует раздел, называемый нейроэндокринология, который рассматривает зависимость между различными психичес­кими процессами, эмоциональными проявлениями и теми или ины­ми гормонами. Выявлена важная роль пептидных гормонов и нейро-гормонов — связующего звена между сознанием и телом. Причем оказалось, что пептиды, которые вырабатываются в результате опре­деленных эмоций и мыслей, воспроизводятся и воспринимаются не только мозгом, но и другими органами — сердцем, печенью, почка­ми и т.д. Предполагается, что практически каждая эмоция может иметь своего гормонального носителя. Например, когда мы испыты­ваем чувство радости и счастья, наш мозг вырабатывает «гормоны счастья» эндорфины, а в случаях, когда мы огорчаемся, надпочечни­ки продуцируют «гормоны стресса» катехошмины. Поскольку гормоны легко проникают через плаценту к плоду, то, со­ответственно, все эмоциональные переживания матери доходят до младенца в считанные минуты. Установлен и зафиксирован на сним­ках удивительный факт: плод практически синхронно с матерью улыбается или корчит «гримасу скорби», повторяя ее мимику (а зна­чит, и состояние!). В свою очередь плод тоже имеет возможность де­лать маме такие химические «сообщения». Таким образом, между матерью и внутриутробным плодом идет активный двусторонний обмен информацией на гормональном и эмоциональном уровне уже с 10-й недели беременности.

Нервно-психическая связь

Растущее плодное яйцо является раздражителем нервных окончаний матки. Эти импульсы передаются в ЦНС женщины, преимущественно в подкорковые центры, где они преобразовываются, включая в рабо­ту и объединяя множество нервных центров. Таким образом, импуль­сы, идущие от плодного яйца, направляют целостную деятельность материнского организма на успешное развитие беременности. В связи с этим у женщины изменяется характер процессов торможения и возбуждения в коре головного мозга, отмечаются изменения в соотноше­нии влияния коры и подкорки: активность подкорки значительно повыше­на, активность коры — понижена. Это выражается в преобладании сферы бессознательного (подкорка) над сферой сознательного (кора). В нервной системе беременной возникают соответствующие реакции, регулирующие изменения деятельности различных органов и систем организма. Развивающийся плод оказывает на мать воздействие таким образом, что в ее психике огромное значение приобретают подсознательные импульсы, которые преобладают над со­знательной деятельностью и не поддаются ее контролю.

Психологические особенности беременной

У беременной женщины возникает особое психологическое состоя­ние сосредоточенности на своем внутреннем мире и на будущем ре­бенке, которое в значительной степени отражается на ее самочувст­вии и состоянии плода. Это состояние материнской сосредоточен­ности достигает своего пика во время родов и затем продолжается в течение всего периода кормления грудью.

Во время беременности у женщины изменяются ощущения, чувства и настроения. Ей кажется, что мир вокруг нее изменился из-за перемен, происходящих в ней самой. Изменение психического состояния женщины при нормальной беременности возникает под влиянием изменений, происходящих в ее нервной и эндокринной системах, регулирующих беременность.

Первая половина беременности

В первые месяцы беременности наиболее заметные изменения про­исходят с сенсорным восприятием женщины. Практически каждая беременная (90%) сообщает об измененном восприятии запахов и вкусов, что может наблюдаться очень рано, уже со второй недели бе­ременности. Помимо этого, у беременных может наблюдаться изме­ненное восприятие звуков, цветов, зрительных образов, а также из­менение в тактильных ощущениях. Распространенным явлением бе­ременности является возникновение различных пищевых желаний, которые могут быть чрезвычайно сильными. Известными явлениями беременности являются переменчивость настроений, сентименталь­ность, слезливость, сонливость и отупение. К малоизвестным психи­ческим явлениям в первой половине беременности можно отнести изменение отношения к роду деятельности или работе, появление необычных пристрастий и занятий (например, вязание или вышив­ка, рисование и музицирование и т.д.), появление необычных мечта­ний и сновидений, а также изменение отношения к окружающим и собственному телу.

В течение первых 20 недель беременности женщины отличаются ра­нимостью. У них появляются необыкновенная чувствительность и слезливость, повышенная обидчивость и капризность, сопровождаю­щиеся огромной потребностью в добросердечном отношении и вни­мании. Кроме этого, беременные обычно отличаются повышенной внушаемостью и реже оказываются полностью закрыты и невнима­тельны к каким бы то ни было предостережениям. В импульсивности настроений женщин во время беременности проявляется включение бессознательных механизмов, регулирующих этот процесс. Такая по­движность психоэмоциональной сферы беременной диктуется по­требностью в более чутком поведении с ее стороны по отношению к внешнему миру, что в какой-то степени служит гарантией безопасно­сти будущего ребенка. Рассмотрим несколько подробнее некоторые явления беременности.

Обоняние

В первые 5 месяцев беременности у женщины может появиться не­адекватная реакция на запахи, как на сильные, так и на слабые. Сла­бые запахи могут восприниматься во много раз острее, чем это было до беременности. Иногда запах, кажущийся окружающим незамет­ным, вызывает у беременной ощущение, что он не дает ей дышать. И сильные, и слабые запахи могут явиться причиной острого диском­форта, рвоты, головной боли и ухудшения общего самочувствия.

Вкусовые ощущения

Вместе с изменением восприятия запахов у беременных часто возни­кает изменение вкусовых ощущений. Они начинают воспринимать вкусовые качества продуктов не так, как обычно. Изменяется воспри­ятие специфических вкусов, например, вкус имбиря вместо симпа­тии начинает вызывать негативные эмоции или становится индиф­ферентным. Сладкое, соленое, горькое и кислое, как правило, воспринимаются беременными так же, как обычно, но может изменить­ся их интенсивность либо в сторону усиления, либо в сторону ослаб­ления. Например, очень соленое может казаться слегка подсоленным, а слабокислое вызывать ощущение оскомины.

Пищевые желания

Изменение вкусовых ощущений во время беременности тесно связа­но с изменением пищевых потребностей женщин. У беременных до­вольно часто возникают необычайно острые пищевые желания. От­каз в реализации такого желания может стать причиной плохого са­мочувствия женщины, привести к возникновению у нее тошноты, рвоты, и даже стать причиной подъема температуры. Однако все эти симптомы бесследно исчезают, как только острое пищевое желание бывает удовлетворено. Во время беременности наблюдаются повы­шенные желания кушать кислое, очень соленое или сладкое. Возни­кают также желания съесть какие-либо экзотические продукты, на­пример крахмал, мел.

Обостренные пищевые желания беременной — это не фантазии, а важный сигнал организма о нехватке тех или иных веществ, необхо­димых для нормального развития беременности и формирования плода.

Слуховые ощущения

Довольно часто у беременных возникает обостренная реакция на звуки. Особенно остро воспринимаются громкие звуки, шумы, чет­кий однообразный ритм. В отдельных случаях женщина может реа­гировать на них очень болезненно, вплоть до тошноты, рвоты и го­ловокружения. Возможно, такая реакция связана с безусловно вред­ным воздействием громких шумов и звуков на плод. Помимо общей обостренной реакции на звуки у беременных иногда наблюдается избирательная реакция на конкретную музыкальную мелодию или композицию, голос или речь (английскую, француз­скую и т.п.). Например, какая-либо мелодия становится особенно лю­бимой, а мелодика английской речи вызывает негативные эмоции.

Восприятие цветов

Нередко беременные выказывают исключительную привередли­вость к цветовой гамме. Как правило, женщина выделяет 1—2 цвета, которые вызывают у нее преувеличенную симпатию или антипатию. При ярко выраженной антипатии к какому-либо определенному цвету у беременной может появляться дурнота, тошнота, сопровож­дающаяся позывами к рвоте, нескрываемое раздражение и желание выбежать из помещения, где имеется неприятный цвет. Чаще всего неприязнь возникает по отношению к теплым насыщенным и ярким цветам: красному, желтому, оранжевому, розовому. Вызывают анти­патию также грязно-синий, грязно-зеленый, черный, коричневый цвета. Гораздо реже она проявляется по отношению к холодным цветам: зеленому, голубому, синему, фиолетовому. Обычно для бере­менных являются нейтральными бежевые, кремовые, белые и другие пастельные тона.

Помимо раздражения, беременные, напротив, могут проявлять нео­быкновенную симпатию к какому-либо цвету. Например, женщина может неожиданно начать проявлять интерес к лимонному цвету. Эта привязанность может выражаться в длительном рассматривании ве­щей и предметов, окрашенных в этот цвет, стремлении носить одеж­ду такого цвета, наклеить обои такого цвета и т.д. Это явление может быть следствием объективного воздействия цвета на организм человека и, в данном случае, беременной. Воздействие больших площадей, окрашенных в яркие теплые цвета, приводит к повышению кровяного давления и учащению сердцебиения и дыха­ния, а значит, и к изменению самочувствия беременной в сторону улучшения или в сторону ухудшения в зависимости от ее исходного состояния.

Тактильные ощущения

Довольно часто во время беременности у женщин изменяется так­тильная чувствительность. Это выражается в том, что они становятся более критичны к прикосновениям. Например, прикосновение к ка­кой-либо вещи может вызывать приятные или, напротив, выражен­ные неприятные ощущения. Эти перемены хорошо заметны в отно­шении беременной к одежде: она выделяет любимые вещи, которые носит практически постоянно, и нелюбимые вещи, которые отказы­вается носить совсем.

Отношение к деятельности

Во время беременности у женщин довольно часто возникает измене­ние отношения к деятельности или работе, которая не является раз­влечением. Это приготовление еды, рукоделие, работа на дачном уча­стке, профессиональная деятельность и т.д. У беременной может по­явиться совершенное неприятие каких-либо видов деятельности, ко­торыми она с удовольствием и без напряжения занималась до этого. Иногда неприятие какой-либо работы может стать причиной силь­ной тошноты и позывов к рвоте. Напротив, некоторые виды занятий могут вызывать у беременной чувство удовлетворения и она может посвящать длительные часы работы любимому делу.

Вторая половина беременности

После 20 недели беременности общее состояние женщины улучша­ется. Многие ощущения, возникшие в первой половине беременноста, такие как изменения зрительных ощущений, вкуса, сильные пи­щевые желания, реакции на звуки, запахи, цвета и контакты с други­ми людьми, ослабляются или исчезают. В отличие от предыдущего периода, у женщины может значительно возрасти творческий по­тенциал, в связи с чем возникает потребность в активной деятельно­сти, и может появиться сверхчувствительность по отношению к бу­дущему младенцу. Эта способность к сверхчувствительности прояв­ляется у беременных в сновидениях, предчувствиях и других необы­чайных переживаниях, а также в ощущении мысленного контакта с ребенком.

Рассмотрим подробнее некоторые явления второй половины бере­менности.

Мысленный контакт с ребенком

Во второй половине беременности многие женщины рассказывают, что у них установился мысленный контакт с внутриутробным мла­денцем. По мнению женщин, этот контакт выражается в реакции плода на их эмоциональное состояние и мысленные реплики, обра­щенные к нему. Например, некоторые женщины отмечают, что ребе­нок прекращает бурные шевеления, когда в моменты усталости они просят его успокоиться, чтобы получить возможность отдохнуть. Многие беременные замечают, что плод реагирует на музыкальные произведения, которые они слушают, громкие звуки и поведение му­жа. Например, если муж накладывает руки на живот беременной, же­лая послушать биения плода, его шевеления чаще всего прекращают­ся. Причем это повторяется от раза к разу, и мужу так и не удается оказаться свидетелем столь замечательного явления. Кроме этого, многие будущие мамы считают, что у них существует постоянный мысленный контакт с малышом, который трудно опи­сать. Иногда он выражается в форме диалога или обмена мыслями. Некоторые женщины говорят, что младенец отвечает на их вопро­сы (в частности, сообщает дату и характер родов, говорит, кто он: мальчик или девочка, и т.д.), а также предсказывает события и влия­ет на них. Некоторые родители считают, что малыш выполняет их просьбы.

Творческий подъем

Довольно часто во второй половине беременности у женщин творчес­ких профессий наблюдается необыкновенный подъем. Вопреки ожида­ниям окружающих они не оставляют свою карьеру художницы, музы­канта или писательницы, а создают свои лучшие произведения и ока­зываются в пике своего творчества. Иногда случается так, что во время беременности женщина испытывает необычайный творческий подъем в том направлении, в котором она не является профессионалом, и ока­зывается способной создать подлинное произведение искусства, на­пример, написать или вышить картину, создать песню, написать стихи.

Сновидения

Во второй половине беременности, обычно после 28 недель, женщи­ны часто видят во сне свои роды или уже родившегося ребенка. Им часто снится общение с ним и какие-то заботы, с ним связанные. На­иболее частым является сновидение, в котором женщина видит свои роды. Причем, как правило, роды видятся безболезненными и проте­кающими при каких-либо странных обстоятельствах. Например, ро­ды на телеге, роды в лесу, в каком-то большом многолюдном доме и т.д. Довольно часто в подобных снах собственная беременность ви­дится в каком-либо новом необычайном ракурсе. Например, женщи­на может видеть себя с прозрачным животом, в котором плавает ре­бенок, и они общаются с ним через стенку живота. Кроме описанных сновидений беременные часто рассказывают, что им снятся сны, в точности описывающие события следующего дня или события, происходящие через несколько дней. Как правило, та­кие сновидения не носят яркий эмоциональный характер, а являют­ся вполне обыденными и спокойными.

Чувство уже виденного

Во второй половине беременности у некоторых женщин появляется чувство уже виденного. Оно выражается в ощущении, будто то или иное событие уже когда-то происходило, что совершенно незнако­мая обстановка, предмет, архитектурное сооружение, улица, город или чье-то лицо кажутся уже знакомыми. Это чувство может также выражаться в том, что беременной начинают казаться родными мес­та, в которые она попала впервые. У нее даже может появиться ощу­щение смутного «воспоминания» о пережитых здесь событиях. Ино­гда женщина пытается вспомнить что-либо более отчетливо, но, как правило, эти воспоминания оказываются неуловимыми.

Антенатальная психология

Многие исследователи, а также практикующие психиатры и психоло­ги сталкиваются с фактами, доказывающими существование в памяти человека воспоминаний о внутриутробном периоде жизни и биоло­гическом рождении. Во многих странах мира ученые разных специ­альностей, в основном акушеры, психиатры и психологи, пытаются собрать факты, объясняющие этот феномен, и проникнуть в тайны психической жизни плода.

Пытаясь установить «контакт» с плодом, исследователи изучали его двигательные реакции и сердцебиение. При помощи анализа сердце­биений удалось определить динамику суточного ритма плода и его реакции на звуки. Были определены и другие сенсорные способности плода, например его способность различать вкусы, реагировать на раздражения кожного покрова. Таким образом в последние годы уче­ные выявили ряд фактических данных о психической деятельности плода, хотя такие открытия были известны еще в древности. Напри­мер, в Древнем Египте, Греции, Китае, Индии, на Руси считалось, что у плода человека зачатки психики имеются с первых дней беремен­ности.

Современные открытия в области психологии внутриутробного пло­да позволили исследователям ряда ведущих стран мира еще в семи­десятые годы объединиться в «Национальные ассоциации пренатального воспитания» (пренаталъным называют период от зачатия до рождения). Главной целью этих общественных организаций являет­ся предоставление подходящих условий и средств, обеспечивающих формирование и развитие человека. Эта идея получила определен­ный общественный резонанс и позволила выделиться отдельной об­ласти науки «антенатальной психологии». Антенатальным на­зывают период жизни внутриутробного плода от зачатия до момен­та родов.

Таким образом, антенатальная психология изучает развитие головного мозга, сенсорной чувствительности, процессы вос­приятия, памяти и другие психические явления в этот пери­од жизни ребенка.

Память клеток

В основе памяти плода лежит клеточная память биологического ор­ганизма. Это явление было открыто и описано на основе фундамен­тальных исследований, посвященных волновому геному. Эти иссле­дования начали АГ. Гурвич и АА. Любищев, а в настоящее время их развивают Дзян-Каньджень и школа академика Казначеева. Механизм клеточной памяти довольно подробно описан в монографии П.П. Гаряева «Волновой геном» [М., 1994].

Явление клеточной памяти заключается в том, что клетки сохраня­ют память о событиях, происходящих с организмом. Основным но­сителем памяти в живой клетке является генетический материал, со­держащийся в ядре, а именно молекула ДНК. Любая информация, ре­гулярно повторяющаяся или важная для организма, сохраняется клеткой довольно долго (в эксперименте от 1 до 3 месяцев), но если воздействие было длительным и охватило не одну, а сотни клеток, то эта память сохраняется на годы. Эмбриональные клетки отличаются от зрелых клеток взрослого организма необычайно большой емкос­тью памяти, что позволяет им фиксировать и сохранять на неопре­деленно длительное время информацию обо всех дошедших до них событиях. Одним из доказательств существования соборной памяти клеток яв­ляются исследования известного американского психиатра Стани­слава Грофа, где он рассматривает значение физических травм и пе­реживаний, связанных с опасной для жизни ситуацией, болезнью, операцией, ситуацией утопания и пр., в жизни индивидуума и их зна­чение в развитии различных психопатологий. Согласно его исследо­ваниям, «остаточные эмоции и телесные ощущения, возникшие при угрозе жизни или целостности организма, играют значительную роль в развитии самых разных форм психопатологии», поскольку па­мять о них остается на клеточном уровне и влияет на развитие и жиз­недеятельность организма. К счастью, в памяти клеток сохраняются не только отрицательные, но и положительные воздействия. Зная об этом, можно понять, почему так важно, чтобы запись в эмбриональ­ных клетках была наиболее благоприятной. Явление клеточной памяти объясняет возможность сохране­ния воспоминаний о самом раннем периоде эмбрионального развития человека, начиная с момента оплодотворения.

Активность плода

Представление о способности развивающегося организма к сложной деятельности можно получить при изучении его функциональной активности. Активность внутриутробного плода может выра­жаться в таких процессах, как работа сердца, двигательная ак­тивность, ритм сна и бодрствования.

Работа сердца

Первым цикличным движением зародыша человека является сокра­щение сердца, которое появляется на 3-й неделе (18—23-й день) вну­триутробного развития, при этом до 5-й недели беременности тело эмбриона остается неподвижным. Сердце представляет собой струк­туру, которая первой начинает работать в качестве ритмически со­кращающегося органа.

Двигательная активность

Отдельные движения эмбрион начинает совершать на 6—8-й неделе. К 16-й неделе движения плода становятся координированными и уже могут ощущаться матерью. Иногда повторнородящие женщины чув­ствуют шевеления плода с 10—12-й недели. Первородящие же начи­нают их ощущать в 19—20 недель как сильное биение. На 20-й неделе, по различным данным, плод совершает около 200 движений в сутки. Наибольшее число движений (около 600) плод совершает в период между 28 и 32 неделями, поскольку объем матки и околоплодных вод позволяют ему довольно свободно перемещаться. Затем его активность постепенно снижается, что свя­зано с ростом плода и сокращением свободного пространства в матке.

Помимо движений руками, ногами и головой плод совершает дыха­тельные движения разных типов, в том числе в виде «икоты», что мо­жет восприниматься беременной как частая пульсация. Исследова­ния показали, что беременная отмечает 90% движений плода, фикси­руемых на диагностических аппаратах.

Двигательная активность плода отражает его благополучие, поэто­му учет числа его шевелений является простым и надежным спосо­бом установить состояние ребенка. Существует тест шевелений плода Д. Пирсона «Считай до 10». На специальной карте, начиная с 28-й недели, беременная ежедневно отмечает число его шевелений. Счет шевелений учитывают с 9 часов утра. При этом считается только каждое десятое шевеление, время которого отмечается кре­стиком в карте.

Установлено, что число шевелений менее 10 за 12 часов является для плода угрожающим и требует немедленного обращения к вра­чу. Вялые и слабые шевеления также свидетельствуют о его небла­гополучии.

Ритм сна и бодрствования плода

Плод имеет собственный ритм суточной активности. Периоды его активности сменяются периодами сна, достигающими в общей слож­ности 16—20 часов. Электроэнцефалограмма мозга плода позволила установить, что его сон имеет две фазы, характерные для сна взрос­лого человека, — это фазы быстрого и медленного сна. Интересно, что на долю быстрого сна у плода приходится 50 и более процентов времени, в то время как у взрослого человека — всего 20%. Плод спит большую часть суток. Его активность тесно взаимосвяза­на с фазами Луны. У здорового плода двигательная активность обыч­но повышается в вечерние часы, особенно между 21.00 и часом ночи. Интересно, что эту ритмичность сна и бодрствования он со­храняет еще некоторое время после рождения. Чтобы определить, насколько долго сохраняются внутриутробные ритмы «сон-актив­ность», исследователи предложили беременным вести дневник су­точной активности плода. Матери, которые во время беременности вели такой дневник, отмечали, что им было легко приспособиться к ребенку после его появления на свет, потому что они знали, когда малыш будет спать, а когда бодрствовать. Это позволило им более точно распределять свое время и дало значительные бытовые пре­имущества.

Развитие органов чувств и формирование сенсорного опыта плода

При благополучной беременности внутриматочное существование плода можно смело назвать периодом безмятежной жизни. Ощуще­ния плода можно охарактеризовать как полную удовлетворенность, безопасность и комфорт, отсутствие границ и препятствий. С треть­его месяца внутриутробного развития начинают функционировать анализаторы плода. К моменту рождения плод обладает полноцен­ным слухом, зрением, развитыми вкусовыми ощущениями, очень чувствительным обонянием и острой тактильной чувствительнос­тью. Сенсорный опыт плода, складывающийся у него благода­ря работе анализаторов, способствует его адаптации к новой среде существования уже после рождения.

Слух

Сегодня точно не известно, с какого срока плод способен восприни­мать звуки. По данным французских исследователей, первыми «слухо­выми» ощущениями плода являются вибрационные. В этот период он воспринимает все акустические колебания как вибрацию, которые со­здают у него картину пульсирующего мира. До 16 недель внутриутроб­ного развития у плода формируется внутреннее ухо (орган слуха), ко­торое начинает функционировать примерно с 20 недель. С этого вре­мени доходящие до него звуковые волны постепенно начинают вызы­вать именно слуховые ощущения. Иными словами можно сказать, что окружающий мир, воспринимаемый плодом как вселенская пульсация, постепенно начинает распадаться на отдельные звуки. Первыми из них выделяются внутренние шумы, создаваемые материнским организмом: стук сердца, голос, шум легких, перистальтика кишечника, ра­бота желудка. Ведущими среди них по уровню громкости являются стук сердца и голос матери. Это было установлено с помощью мини-микрофона, который вводили в полость матки во время родов.

Акустические условия в матке

По данным разных авторов, фоновой шум в матке, создаваемый мы­шечной активностью матери, ее кровотоком и кровотоком в плацен­те, сокращением кишечника матери, шумами ее сердца, легких, пери­одически звучащим голосом и звуками, поступающими извне, дости­гает 95 Дб [Arabin et al, 1989; Gagnon, 1989]. Это удалось установить, введя микрофон в матку беременной через наружные половые орга­ны незадолго до родов. Уменьшение интенсивности внешних звуков, поступающих к плоду, составляет около 40 Дб [Querleu et al, 1988]. Поэтому плод может услышать внешние звуки, громкость которых приближается к 135 Дб.

Внешние звуки 65—70 Дб (нормальная разговорная речь) проникают в матку в ослабленном и измененном виде (редко более 30 Дб) засчет шумового фона и водной среды. Наиболее высокой интенсивно­стью обладает передающийся в полость матки тон голоса матери, что объясняется его непосредственной передачей через ткани (по кана­лу костной проводимости).

Восприятие внутренних шумов

В настоящее время считается доказанной способность новорожден­ного узнавать голос матери, который он слышал, находясь еще внут­риутробно. Два американских ученых провели впечатляющий экспе­римент с группой беременных женщин, которые за 6 недель до пред­полагаемых родов дважды в день читали вслух стихотворение «Кот в шляпе», причем суммарное время такой декламации составило по­рядка 5 часов. Родившимся у этих женщин детям на третий день жиз­ни надевались наушники и давалась соска-датчик, соединенная с ус­тройством, которое переключало звучащий в наушниках рассказ в зависимости от характера сосания. Производя сосательные движе­ния с разной частотой, дети могли либо слушать голос матери, либо другой женщины, читающей «Кота в шляпе». Дети предпочитали со­сать с той частотой, которая позволяла им слушать рассказ, прочи­танный голосом матери. А когда младенцы могли выбирать между данным рассказом и другим, также прочитанным матерью, они выби­рали тот, который слушали последние месяцы беременности — «Кот в шляпе». Из этого экспериментаторы сделали вывод, что ребенок уз­нает голос матери еще в утробе и может дифференцировать разные рассказы, возможно благодаря их различным ритмам. Таким обра­зом, можно предположить, что у плодов уже функционирует слухо­вая память.

На шестом-седьмом месяцах внутриутробной жизни плод не только слышит, но и хорошо дифференцирует внутренние звуки. Более то­го, для него далеко не безразлично, взволнованно или спокойно бьется сердце матери, грустно или весело звучит ее голос, ровно или прерывисто, с напряжением дышат ее легкие. Если мать волнуется, у нее встревоженно бьется сердце, сбивается ритм дыхания, то малыш притихает, замирает, будто бы в предчувствии опасности. И действи­тельно, через некоторое время эта опасность становится вполне реальной — до плода доходят гормоны, соответствующие отрица­тельным эмоциям матери, которые вызывают ухудшение его самочув­ствия. Эта связь — характер звука и соответствующее ему эмоциональ­ное и физиологическое состояние — закрепляется и остается в его памяти. С этого же времени становится возможным зафиксировать реакцию плода на внешнее звуковое воздействие: в ответ на резкие звуки малыш пугливо сжимается или начинает вести себя беспокойно. Таким образам, с этого момента мы можем говорить не только о способности плода дифференцировать внутренние звуки и о его умении отличать их от внешних шумов, но и о его эмоциональном восприятии звуков и о формировании соответствующего опыта.

Восприятие внешних шумов

В последующий период внутриутробной жизни (с восьмого месяца) способность плода дифференцировать звуки совершенствуется. Французскими акушерами было доказано, что помимо внутренних шумов организма матери плод слышит внешние звуки, которые про­ходят через водную среду, несколько искажаясь за счет этого, и на­кладываются на внутренние шумы. Этот вывод был сделан на основа­нии серии экспериментов, когда в матку рожениц после разрыва у них плодных оболочек помещали миниатюрный микрофон и регис­трировали интенсивность звуков, достигающих внутриутробного плода. В одном из таких наблюдений исследователи отчетливо слы­шали звуки и уровень голосов в комнате, внутренние шумы тела ма­тери, а также, к их большому изумлению, 9-ю симфонию Бетховена, транслировавшуюся по радио в родильном блоке. После 32 недель развития плод способен не только различать внеш­ние шумы, а также дифференцировать их, причем в первую очередь он слышит низкие звуки, а потом — высокие. В результате искаже­ния внешних звуков за счет околоплодных вод и высокого уровня внутренних шумов в матке, уровень которых составляет 90—95 Дб, плод гораздо лучше воспринимает внешние звуки, окрашенные эмо­циональным восприятием матери. Под влиянием эмоций матери он способен «делить» голоса окружающих людей на дружеские и враж­дебные. Так, если при общении с кем-то беременная волнуется (не­ровно бьется ее сердце, голос звучит напряженно), это является для малыша сигналом опасности. Напротив, если в общении с кем-то бе­ременная спокойна, радостна и довольна (ее сердце бьется ровно, голос звучит без напряжения), то малыш чувствует себя в безопасно­сти. Добросердечное общение матери с окружающими служит для будущего ребенка знаком того, что звучит голос друга и нет причин для страха.

Внутриутробный опыт плода способствует его адаптации к новой внешней среде после рождения. В этом отношении по­ложительные эмоции матери в ответ на внешнее звуковое раздражение (голоса других людей или звуки) и доброжела­тельные интонации ее собственного голоса являются важ­ным фактором, обеспечивающим формирование положи­тельного опыта плода.

Звуки музыки в жизни плода

Начиная с 32-й недели плод реагирует на музыкальные тоны, прони­кающие в матку, если они по своей силе превосходят ее основной шум. С помощью микрофона удалось установить, что музыкальные тоны определяются в матке с определенной степенью затухания, пропорционально их частоте. Ритм и тембр различных инструмен­тов, баланс высоких и низких звуков существенно не изменяется. Ре­акция плода на музыкальные звуки выражается в учащении сердцебиения, иногда в изменении его двигательной активности. В моменты спокойного состояния плод на музыку не реагирует. Помимо проникновения к плоду звуков музыки через брюшную стенку, имеет большое значение канал костной проводимости звука и эмоциональный ответ матери на конкретное музыкальное произ­ведение. Исследователям удалось установить, что плод по-разному реагирует на отрицательные или положительные акустические по­вторения. При этом большое значение имела эмоциональность вос­приятия музыки матерью.

Однако существует ряд музыкальных жанров, оказывающих на плод объективное воздействие, не зависящее от эмоций матери. Напри­мер, плод «предпочитает» слушать музыку классиков, народные пес­ни, старинные романсы и оперные арии и не приемлет какофонии грохочущей эстрадной рок-музыки и музыки подобных направле­ний. Как правило, негативные реакции вызывает у плода эстрадная музыка, характеризующаяся четким, однообразным ритмом, боль­шой громкостью и низкочастотными колебаниями (вибро-акусти-ческое воздействие). «Было замечено, что будущие мамы часто вы­нуждены покидать концертный зал по причине непереносимых страданий, испытываемых от бурного движения плода», — пишет Андрэ Бертин, президент Французской национальной ассоциации пренатального воспитания, о посещении беременными рок-концер­тов. В одной из статей о внутриутробном развитии младенца А.И. Брусиловский приводит подобный случай. «Одна из моих паци­енток рассказывала, что пятимесячный плод буквально «заставил» ее уйти из зала дискотеки. Он так сильно вертелся и так настойчиво толкал ее в живот, что женщина поняла: ребенку плохо в шумном и душном зале», — пишет профессор А.И. Брусиловский в статье о вну­триутробном развитии младенца.

На 32—33-й неделе развития плод начинает избирательно реагиро­вать на предлагаемую ему музыкальную программу: Бетховен и Брамс его волнуют, действуют на него возбуждающе; музыка Моцарта, Ви­вальди и других старинных композиторов успокаивает; музыка Баха и Перголезе заставляет его замирать «в возвышенном порыве»; Шо­пен настраивает на тихий «романтический» лад. Помимо избиратель­ной реакции на различные музыкальные произведения плод спосо­бен к запоминанию и узнаванию музыки, которое возникает под вли­янием повторяющихся эпизодов музыкальных контекстов. В этой связи интересный случай приводит профессор А.И. Брусиловский: «Моя знакомая — музыкальный работник — рассказывала: когда она была беременна, то обратила внимание на то, что плод узнает мело­дии. Одна музыкальная тема ему особенно нравилась, и он начинал активно двигаться. Определенный ритм движений плода повторялся каждый раз, когда звучала эта музыка».

Приведем несколько замечательных строк из лекций Андре Бертин, опубликованных в России в 1992 году, о восприятии музыкальных звуков будущим ребенком: «Постоянное слушание музыки может стать подлинным процессом обучения. В своем интервью телевиде­нию американский дирижер Борис Брот ответил на вопрос о том, где он научился любить музыку, следующим образом: «Эта любовь жила во мне еще до рождения». Знакомясь с определенными произведени­ями впервые, он уже знал партию скрипки еще до того, как перевора­чивал страницу партитуры. Брот не мог объяснить причину этого яв­ления. Как-то раз он упомянул об этом при матери, которая в про­шлом была виолончелисткой. Она посмотрела свои старые програм­мы и обнаружила, что сын знал наизусть именно те произведения, которые она разучивала, будучи беременной... Никто не возьмет на себя смелость утверждать, что мать, часто слу­шавшая музыку или много игравшая на каком-то музыкальном инст­рументе во время беременности, обязательно произведет на свет композитора, музыканта-виртуоза или певца. Несомненно одно — к музыке он будет восприимчив. Кроме возможного формирования определенных способностей, мать, безусловно, привьет ребенку вкус к музыке, что значительно обогатит всю его последующую жизнь».

Значение звуков в жизни плода

Звуки оказывают значительное воздействие на развитие органа слу­ха и вестибулярного аппарата плода. Начиная с того момента, когда плод приобретает способность дифференцировать звуки, у него на­чинает формироваться эмоциональный опыт, связанный со звуко­вым восприятием.

Следует особо отметить воздействие на плод сильных шумов, кото­рые являются для него травмирующим фактором и, возможно, при­водят к развитию дефектов слуха, врожденной тугоухости и даже глу­хоте. Например, согласно статистическим данным Японии, у жен­щин, живущих в непосредственной близости с аэродромами, чаще рождаются дети с дефектами слуха. К сильным шумовым раздражите­лям можно отнести промышленные шумы, шумы, возникающие при взлете самолетов (опасно для беременных женщин, живущих рядом с аэродромом), громкие бытовые звуки и прослушивание музыки, где преобладают низкочастотные колебания.

Зрение

Вопрос о том, видит ли новорожденный ребенок, волновал исследо­вателей давно. Выдвигались самые различные предположения. Пред­полагали, что новорожденный не видит вообще, или видит, но пере­вернутое изображение, или видит прямое изображение, но только черно-белое. И только в I960 году впервые было убедительно доказа­но, что новорожденный ребенок способен и нормально видеть, и различать цвета. Новорожденный одного часа от роду способен фик­сировать взгляд на 10—15 секунд и поворачивать глаза и голову за объектом. Более того, новорожденный способен анализировать уви­денное и предпочитать один объект другому. Так, например, если показать ему две картинки — с прямоугольником и с овалом — он за­держивает взор на картинке с овалом («лицеподобное» изображе­ние), если показать картинку с овалом и овал со схемой лица — то есть с изображением глаз и рта, — ребенок отдаст предпочтение вто­рой, если показать схему лица и живое лицо — он будет вглядывать­ся в живое лицо, если предъявить лица двух людей и один из этих лю­дей заговорит — ребенок «выберет» говорящего (то есть предпочтет полимодальный стимул).

Развитие зрительного анализатора плода

Глаз плода практически сформирован уже к 10 неделям развития, а к пяти месяцам он проходит этапы своего окончательного формиро­вания. Хотя с 20-й недели плод уже может видеть, считается, что зри­тельное восприятие включается только после рождения, когда ребе­нок попадает под непосредственное влияние света. Действительно, находясь в материнском чреве, окруженный околоплодными водами, видеть в обычном понимании этого слова плод не может. Он практи­чески изолирован от воздействия света и находится в замкнутом пространстве матки, как в «темной комнате». При направленном ос­вещении живота матери сильной лампой плод видит только слабый оранжеватый или красноватый свет.

Однако есть свидетельства, которые говорят, что плод способен вос­принимать и запоминать зрительные образы, связанные с сильными эмоциональными переживаниями матери. Эту возможность он при­обретает примерно с 50-го дня внутриутробной жизни (когда у ре­бенка начинают фиксировать мозговые импульсы и его глаз уже про­шел этапы своего первичного формирования). Доказательства такой возможности были получены С. Грофом и другими исследователями на лечебных сеансах, когда пациенты, погруженные в воспоминания о внутриутробном периоде жизни, вспоминали картины, которые ви­дела их мать во время беременности и которые вызывали у нее силь­ные эмоциональные всплески. Основы такого парадоксального зри­тельного восприятия плода заложены в удивительных свойствах сет­чатки глаза. Она способна не только воспринимать внешние сигналы, транслируя зрительные образы в головной мозг, но и вос­производить образы, возникающие в мозге. Благодаря именно этим свойствам сетчатки глаза мы можем воспроизводить в памяти уже ви­денные нами образы, мечтать, видеть сны. Интересно, что различные яркие или длительные эмоциональные переживания матери во время беременности, не связанные со зри­тельными впечатлениями, пациенты тоже воспринимали как виде­ния, ассоциативно отражающие положительную или отрицательную направленность этих переживаний. Так, сильный испуг или депрес­сия матери могли ассоциироваться с нападением хищных птиц или страшных пастей, стремящихся съесть беспомощного младенца, а состояние радости и спокойствия матери, как правило, ассоциировалось с пребыванием в райских садах, картинами неземной красоты, полетом ангелов и подобных им прекрасных существ.

Значение созерцания матери для формирования плода Исторические свидетельства и случаи из практики. Каждая будущая мать хочет родить самого красивого и самого умного малыша. Убеждение, что беременная может выносить красивого ребенка, если будет всматри­ваться в красивые лица и будет постоянно находиться в окружении красивых вещей, построек или дивных красот природы, дошло до нас из глубокой древности. В то же время в старину уверяли, что бе­ременной женщине «обязательно нужно отстранять от себя все не­приятности, предметы неприятного вида, зверей, безобразных лю­дей, потому что она могла родить ребенка, лицо или образ которого могло иметь большое сходство с тем животным или уродом, которо­го она часто видела или которого испугалась». Верование, что находящийся в утробе младенец может полностью перенять черты того или иного образа, под влиянием которого нахо­дилась его мать во время беременности, было всеобщим. Оно имело широчайшее распространение в Древней Греции и Риме, в Европе, на Руси, в Китае и т.д. Известный отечественный этнограф XIX века М. Забылин приводит по этому поводу следующие исторические сви­детельства: «Такое убеждение было всеобщим даже во времена уче­ных Плиния и Галена...

«Я знал, — говорит Гален, — одного некрасивого мужчину, горбатого и довольно похожего на Эзопа. Боясь быть родоначальником такого же уродливого потомства, он приказал написать красивого, хорошо сложенного мальчика и такую картину повесил в углублении крова­ти так, чтобы жена в известных случаях могла иметь его перед глаза­ми. Ожидания супруга увенчались полным успехом: жена родила кра­сивого мальчика, совершенно похожего на портрет... ...В гельветических хрониках Семпта рассказывается, что одна зна­менитая римлянка, находившаяся в тесных связях с папою Марти­ном IV, будто бы родила сына, мохнатого, как волчонок, и с когтями, как у хищного зверя. Объясняется это будто бы тем, что у папы бы­ло много картин, изображавших различных животных; эти картины и послужили к рождению мохнатого сына. После этого случая папа приказал снять их, боясь, чтобы прекрасная римлянка не произвела целое поколение мохнатых».

Помимо записей этнографов существуют аналогичные случаи из со­временности. Встречается довольно много случаев, когда новорож­денный ребенок во многом повторяет черты излюбленного портре­та, в который всматривалась его мать во время беременности. В ста­тье «Как родить красивого ребенка», опубликованной в журнале «Наш малыш» за 1997 год, был описан следующий случай: «Это было в 80-х годах. Одинокая женщина, по профессии искусство­вед, полностью разуверившись в возможности выйти замуж, решила в свои 32 года родить ребенка сама. Она обладала весьма непривле­кательной внешностью: была смуглой, низкорослой, широкоскулой и обладала далеко не изящной фигурой. Всю жизнь она сидела в музей­ных хранилищах и библиотеках, занимаясь итальянской портретной живописью XV—XIX веков, а тут вдруг решила на некоторое время их покинуть, чтобы решить свою жизненно важную проблему. И, пред­ставьте себе, решила! Правда отец тоже красавцем не был — такой же низкорослый и несимпатичный. И вот, когда стало понятно, что бе­ременность состоялась, наша героиня благополучно вернулась к сво­им любимым портретам, на которых были изображены изящные и стройные женщины, с длинными тонкими пальцами, большими гла­зами и правильными чертами лица. Беременность протекала спокой­но, роды прошли благополучно, и родилась девочка — чудо-ребенок, точь-в-точь с портрета. Это дитя действительно получилось, как го­ворится, «ни в мать, ни в отца», а в любимые портреты мамы. Девоч­ке сейчас 15 лет, и она всех поражает своей классической красотой, изяществом и кожей изумительной белизны». Современная наука дает объяснение подобным феноменам. Представ­ление о механизмах воздействия зрительных ощущений матери на развитие внутриутробного плода дает волновая генетика и биофизика.

Что создает пространственные формы живых организмов. О существовании генов и хромосом мы знаем еще из школы. Формулировка учебника гласит: «Ген — это биологическая единица, кодирующая последова­тельности аминокислот, образующих белковые молекулы». (Вдумай­тесь в ее содержание!) Но если ген несет информацию только о со­ставе белковых молекул, то совокупность генов может породить лишь совокупность белков или, в лучшем случае, колонию вирусов, которые не являются целостным организмом [П.П. Горяев, 1994]. Это означает, что такая самоорганизация не может привести к сборке ни единичных клеток, ни тем более многоклеточных организмов. Но, тем не менее, все биологические организмы имеют вполне конкрет­ные пространственные формы. Каким же образом происходит фор­мообразование живых существ?

Первыми заинтересовались этой проблемой эмбриологи, понимав­шие, что при воплощении пространственной структуры любого живого организма только генов недостаточно. Чтобы объяснить формообразование у биологических существ, они разработали кон­цепцию эмбрионального морфогенетического поля. Ее первые раз­работки были сделаны АХ. Гурвичем и Н.К. Кольцовым, а их книга, посвященная этим проблемам, вышла еще в 1944 г. Согласно этой концепции, вокруг эмбриона и плода присутствует особое поле, со­держащее в себе информацию о пространственной форме организ­ма. Именно оно из стремительно размножающейся клеточной массы «лепит» органы и организм в целом. Морфогенетическое поле прису­ще каждой клетке, а в многоклеточном организме поля клеток накла­дываются друг на друга и образуют его общее поле.

В качестве примеров, иллюстрирующих формообразующее дейст­вие морфогенетических полей, можно привести возможности жи­вых существ восстанавливать первоначальные формы при травмах или при утрате конечностей. Вспомним всем известную ящерицу, отбрасывающую в момент опасности свой хвост, после чего у нее благополучно отрастает новый, такой же, как и прежний. И эти слу­чаи в природе нередки: краб отращивает новую клешню при утрате старой, змея восстанавливает утраченный хвост и т.д. Такое восста­новление тканей и целых органов возможно не только для низших классов животных и пресмыкающихся. Серия лабораторных иссле­дований на крысах и мышах показала, что после травм у этих живот­ных возможно полное восстановление конечностей (хвост, фаланга пальца), если раневую поверхность все время поддерживать в неза­живающем состоянии, убирая сухие корки и постоянно раздражая. На месте травмы клетки усиленно делятся, разрастаются и, благода­ря морфогенетическому полю, формируют конечность в ее перво­начальной форме.

Современные исследования Гаряева, Казначеева, Шелдрейка и других ученых позволили установить, что биологическое поле представляет собой чрезвычайно сложную волновую структуру, состоящую из элек­тромагнитных и акустических волн различной частоты и длины. Носителем морфогенетического поля клетки, в том числе и половой, яв­ляется ДНК, т.е. наследственный аппарат. Следовательно, можно гово­рить о передаче наследственной информации не только химичес­ким, но и волновым путем. При оплодотворении создается новый на­бор хромосом (новая молекула ДНК), а следовательно, новая едини­ца наследственности и новая информационная волновая структу­ра — эмбриональное морфогенетическое поле. Проведенные исследования доказали также, что эмбриональные клетки чрезвычайно чувствительны к полевым воздействиям. Более того, в их морфогенетическом поле записывается вся поступающая извне волновая информация, преобразованная полем матери. При­чем эта информация сохраняется в организме на десятки лет и дей­ствует как наследственная, а эмбриональными свойствами клетки ре­бенка обладают в течение всего внутриутробного периода. Это означает, что для младенца, развивающегося в утробе матери, чрезвычайно важно, какого рода поля на него воздействуют. Пре­красной иллюстрацией этого вывода являются знаменитые опыты доктора Кянь-Дженя, который облучал развивающегося в яйце цып­ленка биополем утки и в результате получил куроутку. У этого суще­ства (генетического цыпленка) был широкий клюв и перепонки на лапах, как у утки. Замечательный ученый провел много опытов, по­добных этому, с растениями и животными и получил потрясающие результаты. Его исследования доказали, что исходный генетический материал можно преобразовывать, воздействуя биополями на развивающийся организм до его появления на свет.

Подтверждая высокую вероятность воздействия зрительных образов, которые лицезреет беременная женщина, на формирование тела и в особенности лицевого черепа будущего младенца, нужно сказать о следующем. Лицо человека претерпевает изменения в течение всей его жизни. Особенно пластичными черты лица бывают в период вну­триутробной жизни и в подростковом возрасте. Было подмечено, что в период «бурного» формирования лиц подростков, в случае, если они увлечены каким-либо идеалом, лица мальчиков и девочек приоб­ретают черты заметного сходства со своими кумирами. Кроме того, стоит вспомнить всем известное жизненное наблюдение супруги, долгое время прожившие вместе, внешне становятся похожими друг на друга.

Всеобъемлющий закон гармонии. Мы коснулись святая святых — возможности вли­яния на генетический потенциал будущего ребенка. Традиция ут­верждает: смотри на красивое и избегай уродливого. Но ведь понятие «красивое» очень относительно — у людей вкусы бывают совершенно разными. Что же выбрать в качестве критерия оценки красоты, чтобы положительно повлиять на потенциал будущего младенца, а не навредить ему (ведь получить именно положительный результат вовсе не обязательно). К счастью, критерий красоты, абсолютный и безошибочный, существует.

Каждому человеку неоднократно приходилось любоваться творения­ми природы: прекрасным цветком, бабочкой, грациозным оленем, могучим дубом, сталактитами в пещере, видом горных вершин, звезд­ным небом. Природная красота — это высшая степень целесообраз­ности: ничего нельзя убрать, не нарушив целостность, и ничего нель­зя прибавить — оно будет лишним. Весь окружающий нас материаль­ный мир пронизывает удивительная гармония, выражением которой являются принципы симметрии и «золотого сечения». Золотое сечение давно привлекало к себе внимание лучших мысли­телей и художников. Этот интерес вызван тем, что все объекты (как природные, так и рукотворные), в формах которых присутствует зо­лотая пропорция, приятны для глаз, они всегда вызывают ощущение красоты, соразмеренности и гармонии. (Поясним, что принцип зо­лотого сечения состоит в особом делении отрезка, при котором от­ношение большей части к меньшей выражается числом Ф = 1,618.) Принцип золотого сечения известен с древних времен. Древние счи­тали эту пропорцию особой, гармонической, божественной. И это не случайно. Закономерности золотой симметрии проявляются в стро­ении галактик и планетарных систем, в структуре звезд, планет и ми­нералов. Они отражены в мире элементарных частиц и в молекуляр­ном строении химических соединений. Этими закономерностями пронизана вся Вселенная, в которой мы живем. Появлению на нашей планете биологического мира предшествовало формирование неживой материи. Все живые существа появились в уже сформированной среде, которая в свою очередь отражала свойства Вселенной и была подчинена законам гармонии. Следовательно, биологический мир не мог не отразить в себе свойства среды, в ко­торой он возник. И действительно, строение молекулы ДНК подчине­но принципам золотого сечения. Эти же принципы отражены и в ее полевой структуре. А если наследственный аппарат всех живых су­ществ отражает эти закономерности, значит, и их пространственные формы тоже должны им подчиняться. В растительном и животном мире мы постоянно видим симметрию по вертикали (в направлении роста и движения) и отношение частей в пропорции золотого сече­ния по горизонтали. Эти закономерности прослеживаются не только в целостном строении тел живых существ, но и в строении их отдель­ных органов, а также в биоритмах, работе мозга и легких, в сердеч­ных ритмах, т.е. в работе всех функциональных систем организма. Таким образом, для гармонизации развития внутриутробно­го младенца необходимо, чтобы беременную женщину окружали только те предметы, картины природы, сооружения и т.п., которые отражают в себе законы гармонии Вселенной. В урбанистическом мире, к сожалению, невозможно сделать всего, что необходимо для красоты и здоровья наших собственных де­тей. Тем не менее, путь к спасению есть — это творения высокого искусства.

Под сенью творений искусства. Изначальный наследственный потенциал будуще­го ребенка можно улучшить, если поместить беременную женщину в «поле прекрасного». И таким мощным излучателем волн гармонии и красоты являются произведения искусства и памятники культуры. Закономерности гармонии природы, однажды подмеченные челове­ком, не могли не использоваться им в своем творчестве. В соответст­вии с природной гармонией древние философы видели единение с божественным. Секрет золотого сечения был известен в далекой древности: египетские храмы и пирамиды, древнегреческие храмы и статуи — это результат практического применения зодчими и худож­никами золотой пропорции. Ее использовали в своем творчестве Ле­онардо да Винчи, Рафаэль и многие другие. С ней хорошо был зна­ком великий мастер Антонио Страдивари, который использовал это соотношение в изготовлении своих знаменитых скрипок. Но все же наиболее широкое применение золотое сечение нашло в великих творениях архитектуры и живописи.

В силе воздействия творений искусства играет роль не только жи­вость пропорций. Мы упоминали о том, что наиболее эффективное воздействие на эмбрион и плод оказывают поля живых существ. По­мимо стройности и гармонии форм культурные ценности представ­ляют собой специфическую материю, сочетающую в себе свойства живого и неживого мира. Создавая свои произведения, мастера про­шлых столетий использовали материалы органического происхож­дения. Например, многие постройки и мебель делали из дерева, в со­став раствора для кладки зданий входили белки куриных яиц, в состав красок входили растительные масла, для набивки ткани исполь­зовали красители растительного происхождения, картины писали на холсте (отсюда и пришло выражение «полотна великих мастеров»), иконы — на деревянной доске и т.д. Благодаря составляющей органи­ческого происхождения памятники культуры можно рассматривать как материю, обладающую свойствами биологического существа, или, как ее охарактеризовал Вернадский, материю «биогенной при­роды».

Материя такого рода обнаруживает удивительные свойства. Входя­щие в ее состав полимеры биологического происхождения обладают долговременной молекулярной информационной памятью, которая сохраняется на протяжении десятков и даже сотен лет. А золотая сим­метрия организует ее пространственные формы, делая произведения искусства и культурные ценности похожими на живые существа. Та­ким образом, органическая материя, облеченная в новые формы, одухотворенные гармонией золотого сечения, получала новую жизнь. Сегодня с помощью новейших сверхчувствительных прибо­ров было установлено, что многие заброшенные исторические па­мятники и древние строения обладают мощным информационным излучением, которое фиксируется даже тогда, когда от них сохрани­лись лишь фрагменты. Именно поэтому памятники древней культуры поистине являются живыми хранителями духа времени, который был присущ исторической эпохе их зарождения. Великие творения культуры и искусства, благодаря присущим им свойствам живого организма, способны изменять химические и фи­зические свойства окружающего пространства, создавая как бы неви­димую ауру, способствующую нейтрализации внешних неблагопри­ятных факторов. Эта преобразованная область пространства модели­рует среду, обладающую оздоравливающими и гармонизирующими свойствами. Помимо этого в ней отражается эмоциональный мир и духовная мощь древнего творца. Именно в этой преобразованной и облагороженной части пространства с наиболее высокой интенсив­ностью происходит обмен волновыми и физическими взаимодейст­виями между биогенной материей и живыми организмами. Эмбрион и плод отличаются особой восприимчивостью к полевым воздействиям и не могут не реагировать на соседствующие с ними поля. Если беременную женщину поместить в гармонизированное живое папе произведений искусства, обладающее особой силой, то ее младенец будет развиваться под его влиянием (вспомним куро-утку). Особая среда памятников культуры позволит поддержать и развить в младенце все лучшие задатки, а возможно, и улучшить имеющиеся. Среда такого рода может также препятствовать развитию тех качеств ребенка, которые негармоничны и далеки от подлинной красоты. А из этого следует, что если беременная с первых месяцев расположится под сенью древнего замка, окунется в мир художественных ценностей или хотя бы ненадолго отправится бродить по развалинам древнего города, она окажет чрезвы­чайно благотворное влияние на будущего ребенка.

Хочешь быть здоровым — смотри на красивое. В древности беременным реко­мендовали смотреть на красивое по двум причинам. Во-первых, со­зерцание красивых вещей и лиц обещало рождение красивого мла­денца, а красота и здоровье считались понятиями, тесно связанными друг с другом. Поэтому рождение красивого ребенка всегда предпо­лагало наличие у него крепкого здоровья, поскольку принцип золо­того сечения отражается во всех функциях организма и строении его внутренних органов. Значит, обладатель гармоничного тела получал гарантии, что и все его внутренние органы и системы будут функци­онировать нормально.

Во-вторых, за счет зрения мы получаем 90% информации о внешнем мире. Кроме того, оно играет не последнюю роль в передаче информа­ции от матери к плоду. Если при влиянии на внутриутробного младен­ца сочетать непосредственное полевое воздействие извне со зрительными ощущениями матери (воздействие изнутри), мы получим эффект в несколько раз больший. Именно поэтому традиция рекомендует бере­менным окружать себя красивыми вещами и видами и поддерживать | это влияние долгим и частым всматриванием в черты красивых лиц. Чтобы помочь ребенку сформироваться гармоничным и красивым, беременным рекомендуется выбрать несколько портретов хорошо 1 сложенных людей с красивыми лицами и развесить их в своей квар­тире или в доме в тех местах, где они проводят больше всего време­ни, чтобы иметь возможность постоянно обращаться к ним взглядом. Кроме этого, рекомендуется хотя бы один раз в день устраиваться по­удобнее в кресле или на диване и под прекрасную старинную музы­ку предаваться продолжительному созерцанию красивых лиц на пор­третах, пристально рассматривая и «перебирая» их черты взглядом. Для созерцания беременной лучше всего использовать картины больших размеров с изображением человека в полный рост, где вид­ны красота лица и тела. Но если такового не найдется, то вполне по­дойдет портрет, написанный до пояса. Самым главным является кра­сота и правильность черт изображенного лица. При отборе портре­тов для этой цели лучше всего ориентироваться на работы кисти КП. Брюллова, Рафаэля, Леонардо да Винчи. Стиль письма в реалис­тичной манере в сочетании с подлинным художественным даром этих авторов делает выбор портретов их кисти идеальным объектом для созерцания беременной женщиной. Помимо живописи для со­зерцания также подходит скульптура Древней Греции. Прекрасно, если беременная для созерцания может воспользоваться подлинником, но ничего страшного, если она воспользуется репро­дукцией, главное, чтобы картина была хорошего полиграфического качества и надлежащего содержания. Будущей маме следует рекомен­довать непосредственный контакт с художественными ценностями, т.е. предлагать ей посещение музеев и выставок. Подбирая портрет для созерцания, необходимо помнить, что для этой цели не подходят фотографии и портреты с размытым изобра­жением, нечеткими линиями и бликами. Не подходят также любые стилизации, условные изображения человеческих лиц, портретные варианты так называемого «авторского видения». Воспользовавшись этими рекомендациями, беременные, возмож­но, не улучшат генетически обусловленные внешние данные свое­го ребенка, но во всяком случае застрахуют его от всего, что могло бы ему повредить. «Чудо» может произойти в случае продолжи­тельного, а может быть, даже и постоянного пребывания в «поле прекрасного».

Осязание и телесные ощущения плода

Кожная чувствительность плода появляется на третьем месяце внут­риутробного развития. Свидетельством этого является сжатие паль­цев в кулачок в ответ на раздражение кисти руки. Тактильные ощуще­ния и осязание плода тесным образом связаны с его общими теле­сными ощущениями и восприятием пространства. На самых ранних сроках беременности (до 16—20 недель), когда плод свободно плавает в околоплодных водах и почти не касается стенок матки, он может переживать «ощущение парения в простран­стве» и свое единство с окружающим его «безграничным» объемом. Постепенно, по мере роста, плоду становится в матке все более и более тесно. Наталкиваясь на ее стенки, он начинает понимать, что су­ществуют какие-то границы, но воспринимает эту перемену не как сужение окружающего пространства, а как свидетельство о форме собственного тела.

Примерно с 33—34-й недели значительно выросший плод занимает все внутриматочное пространство. Околоплодные воды уже не обес­печивают ему свободу движений, а лишь выполняют роль «смазки». Он соприкасается со всей поверхностью матки, буквально облекаясь в ее ткани. Поэтому он принимает характерную позу, обусловлен­ную формой матки, — свернувшись калачиком, тесно прижав подбо­родок к груди, скрестив на груди ручки и поджав ножки, согнутые в коленях. Однако вынужденное положение тела и ограниченность в движениях не являются для плода неудобством. Напротив, на по­следних месяцах беременности у него возникает привычка к огра­ниченному пространству и вынужденной позе, в которой он при­ближается к форме шара.

Благодаря осязанию и тактильным ощущениям плод получает пред­ставление о шарообразной форме своего тела, которая идентична форме матки. Таким образом, к концу беременности у внутриутроб­ного младенца складывается опыт, в соответствии с которым его те­ло имеет форму шара, а точнее, овоида (т.е. тело, имеющее яйцевид­ную форму), не имеющего ни рук, ни ног.

Вкус и обоняние

Начиная с седьмого месяца внутриутробного развития плод способен различать вкусы и некоторые запахи. Для иллюстрации этих способно­стей плода обратимся к лекциям Андре Бертин: «Вкус уже хорошо раз­вит, плод даже демонстрирует предпочтение одного другому. Ежеднев­но он поглощает определенное количество амниотической жидкости. Добавление к ней сахара путем введения его раствора заставляет плод с жадностью «проглатывать» двойную порцию. При использовании же горького раствора количество употребляемой плодом жидкости крайне мало. Более того, удалось получить изображение плода с гримасой недо­вольства (!), являющейся следствием отрицательных вкусовых ощуще­ний. Околоплодная жидкость подвержена влиянию всего, что съедает и выпивает мать. Это способствует привыканию плода к вкусу той пищи, которую он будет употреблять после рождения и которая характерна для региона проживания его родителей».

Таким образом, существуют механизмы, позволяющие плоду познако­миться с семейной кухней еще задолго до своего рождения. Причем надо заметить, что в дальнейшем именно этой кухне он будет отдавать предпочтение перед всеми остальными. Поэтому питание беременной должно соответствовать ее национальным особенностям и географи­ческому месту проживания. Учитывая эти принципы, беременная смо­жет познакомить своего будущего ребенка со вкусовыми качествами различных продуктов питания и особенностями национальной кухни.

Значение психологического комфорта матери для здоровья плода

Положительные эмоции матери нужны ребенку еще до его рождения и являются очень важным фактором, обеспечивающим формирование его положительного опыта. Именно в период внутриутробной жизни у него формируется то или иное отношение к внешнему миру, которое впоследствии найдет свое отражение в его дальнейшей жизни.

Воздействие стресса и отрицательных эмоций матери на органы плода

Для того чтобы понять, насколько велико значение эмоциональных переживаний матери для развития плода, приведем в качестве при­мера результаты исследований, проведенных доктором Левиным,

специалистом в области хирургической стоматологии из Манчесте­ра. В течение ряда лет он собирал молочные зубы детей, которые за­тем изучались с помощью электронного микроскопа. Зубы — это архив нашего организма, изучая слои эмали, мы можем точно датировать временную принадлежность каждого из них. Док­тор Левин был первым специалистом, обратившим внимание на се­роватую линию, которую он назвал неонатальной. Слои эмали, рас­положенные ниже этой линии, отражают период, предшествовавший рождению. Доктору Левину удалось выявить некоторые часто встре­чающиеся аномалии, а иногда и четко видимые пустоты. Что же ме­шало процессу формирования молочных зубов ребенка, а возможно, мягких тканей и органов, в течение какого-то периода? Для совместной работы доктор Левин пригласил психолога, кото­рый опрашивал матерей маленьких пациентов. В результате опро­сов выяснилось, что между указанными аномалиями и сильным стрессом, пережитым матерями во время беременности, существу­ет четкая взаимосвязь. В данном случае играет роль биохимичес­кая зависимость плода от эмоциональных переживаний и, в част­ности, стрессов матери. Во время стресса надпочечники начинают вырабатывать гормоны стресса катехоламины, которые помогают справиться с возникшей ситуацией. Беспрепятственно проникая через плаценту к плоду, они воздействуют на него, опре­деляя его физиологическое состояние, отражающее состояние ма­тери. Но на плод стресс оказывает более сильное влияние, чем на сложившийся организм, поскольку у него более низкая способ­ность к адаптации, чем у взрослого человека. Высокие уровни гор­монов стресса вмешиваются в процесс развития плода, нарушая его. Результатом воздействия этих гормонов на органы и ткани плода, а в частности на молочные зубы, является их травма — ано­малии и пустоты.

Чрезвычайно важными являются исследования последних лет, которые показали, что развитие целого ряда соматических (теле­сных) заболеваний во взрослом состоянии обязано тем нарушениям, которые возникли в период антенатального развития, в частнос­ти под воздействием стресса. Многолетние наблюдения (20 000 человек в течение 10 лет), проведенные исследователем Баркером, показали прямую зависимость между массой плода при рождении, значение которой тесно связано с пережитым внутриутробно стрессом, и развитием в последующей жизни заболеваний сердца, гипертонии, диабета и т.д. Эти исследования получили высокую оценку мирового сообщества ученых, и Баркер был награжден при­зом «Wellcome».

Особое значение воздействие стресса имеет для формирова­ния и развития нервной системы плода. Результатом этого воздействия может стать нарушение интеллекта и социаль­ной адаптации человека.

Тихая тайна, или обучение до рождения

Беременность — это совершенно особенное состояние. В женщине развивается новое человеческое существо, и, по сути, именно в этот пе­риод определяется, какими качествами будет обладать будущий ребе­нок: будет ли он здоров, счастлив, спокоен и талантлив или, напротив, будет болен, беспокоен и несчастен. Зная об этом, многие родители стремятся использовать период беременности, чтобы улучшить интел­лектуальный и творческий потенциал ребенка. Для этого они прибега­ют к различным методикам воздействия на внутриутробный плод. Еще задолго до рождения плод начинает реагировать на внешние воздей­ствия. Но это отнюдь не означает, что окружающие непременно должны начать воздействовать на него и что эти воздействия воспринимаются им положительно и служат для блага. Напротив, не родившийся младенец очень настороженно относится к любым вторжениям в свой мир, и его реакция бывает, как правило, негативной. Она может выражаться либо в бурных шевелениях плода, либо в их полном отсутствии. Например, се­мимесячный плод в ответ на освещение маминого живота яркой лампой сжимается, затихает и как бы пытается закрыться, спрятаться. Сегодня в практике дородовой подготовки широко распространены рекомендации для будущих отцов, целью которых является «установ­ление связи с будущим младенцем». Советуют разговаривать с пло­дом через переднюю брюшную стенку, читать ему алфавит или гром­ко сообщать: «Я твой папа!». Кроме этого, папаше рекомендуют накла­дывать руки на живот беременной жены и мысленно разговаривать с плодом, пытаясь установить с ним контакт и вызвать к общению. При тщательном рассмотрении подобных методик было обнаружено, что как только мужчина накладывает руку на живот жены и начинает раз­говаривать с плодом, его шевеления прекращаются! Реакция бурной активности или замирания наблюдается также в тех случаях, когда родители пытаются обучать внутриутробного младенца таким «по­лезным», с их точки зрения, вещам, как алфавит, счет и т.д. Целенаправленное воздействие на плод, в том числе и попытки его обу­чения, разрушительно сказываются на развитии его нервной системы и психики. В некоторых же случаях влияние на плод может привести да­же к трагическим результатам. В этом смысле небезынтересен опыт Древнего Китая. В неблагополучные времена, когда рождение еще од­ного ребенка в семье было нежелательно, а беременность уже состоя­лась, проводился обряд, суть которого заключалась в следующем. Отец ребенка рассказывал плоду о том, какие трудности ожидают его после рождения, и просил, чтобы он покинул их семью. Через несколько дней после проведения этого обряда у женщины наступал выкидыш. Находясь во чреве матери, ребенок, видимо, не отделяет себя от нее. Он ощущает свое единство с мамой и чувствует себя наиболее спокойно и безопасно, когда по отношению к нему нет пристального сосредоточен­ного внимания как к отдельной личности, когда факт его существования как бы не замечается. Все положительные проявления в свой адрес внутриутробный младенец воспринимает только тогда, когда они направ­лены на его мать. Например, когда муж оказывает знаки внимания своей беременной жене, поведение плода остается спокойным и благодуш­ным. Поэтому, чем комфортнее и спокойнее чувствует себя женщина во время беременности, тем больший положительный потенциал накапли­вает плод к моменту рождения и тем устойчивее будет его психика. В Древнем Китае, на Руси, в Древнем Египте и других древних госу­дарствах было прекрасно известно, что для рождения красивого и умного ребенка необходимо окружить беременную красотой и поко­ем, создать условия для развития ее творческого потенциала. Чтобы создать благоприятные предпосылки для развития интеллек­та будущего ребенка, беременная женщина должна все де­лать в свое удовольствие, заниматься деятельностью, связан­ной с творчеством, интересоваться искусством и всячески самосовершенствоваться. Прекрасно, если во время беремен­ности она предается музицированию, рисованию, рукоде­лию, посещает концерты и картинные галереи, а не читает алфавит, приставив наушник к животу Наиболее благопо­лучными и умными получаются дети у тех мам, которые во время беременности максимально раскрывают свой творчес­кий потенциал, а не изобретают способы обучения для еще не родившегося младенца, как будто готовясь отправить его на работу сразу после рождения.

Значение душевного покоя матери для здоровья плода

Приведенные выше факты и доводы убеждают в несомненной важно­сти душевного покоя и положительных эмоций беременной женщи­ны для здоровья ее будущего ребенка. Во время беременности гормо­ны радости эндорфины, проникая к плоду, сообщают ему ощущение покоя и счастья. Частое переживание ребенком этого состояния в ут­робе матери способствует правильному формированию его психики, определяет его личностные качества, что, несомненно, определяет характер его поведения и поступков в дальнейшей жизни. Многочисленные опросы матерей показали, что у мам, ждущих ре­бенка и любящих его еще до рождения, дети рождаются более здоро­выми и психически устойчивыми. У женщин, находящихся в небла­гополучной семейной ситуации или плохих социальных условиях, рождаются дети, которые чаще страдают различными серьезными нарушениями в работе пищеварительного тракта и нервными расстройствами. Кроме этого, такие дети хуже приспосабливаются к жиз­ни в социуме. В этом смысле интересны наблюдения за павианами.

Замечено, что самки, живущие в центре группы, вынашивают и вос­питывают потомство в комфорте и безопасности. Их детеныши от­личаются уравновешенностью и уверенностью в себе. Самки, живу­щие на периферии группы, могут в любое время стать жертвой вра­гов и передают эту робость, страх и неуверенность своим детям. Рождение здорового и умного малыша является заботой не только его матери. Существует множество факторов, влияющих на развитие пло­да, за которые женщина может нести только косвенную ответствен­ность. Доброжелательный семейный климат зависит не только от са­мой беременной, но и от ее мужа, а также от их родителей — будущих бабушек и дедушек. И от окружающих это зависит в гораздо большей степени, чем от самой женщины. Завершить эту тему хочется замеча­тельными строками из книги известного акушера Грантли Дика-Рида: «Каждый вид общественных неурядиц, на каком бы уровне они ни происходили — в семье, по соседству, в стране или в целом мире, — бьет и по беременной женщине. Она не может оставаться равно­душной к событиям, происходящим в окружающем мире, они вызы­вают у нее приток эмоций и разнообразные чувства, которые она разделяет с плодом, находящимся в ней.

Но не только события глобального масштаба отражаются на эмо­циональном состоянии будущей матери, это может быть и атмо­сфера ее личной семейной жизни. Активно грубые мужья встреча­ются не так уж часто, но ведь женщина может страдать и от про­стой невнимательности. Мужьям следует пересмотреть свое отно­шение к женам во время их беременности и больше внимания уде­лять не бушующим страстям, а бережному к ней отношению... Если муж находится невдалеке от жены, постоянно разделяя ее напряже­ние, то жизнь беременной проходит под «хорошим полезным стрес­сом» — так определяет Ганс Селье состояние женщины, готовой про­тивостоять всем неудачам. Беспомощность жены часто граничит с огромным смятением, разочарованием, «внутренними взрывами», иногда с постоянным желанием оправдаться. От может регресси­ровать и физически, и эмоционально, может убежать назад, домой, к маме, начать избегать мужа и проклинать замужество. Необхо­димо помнить, что все последние научные исследования показыва­ют, что каждая сильная эмоция матери, будь то тоска или просто резкий перепад настроений, через пуповину доходит до плода».

Забота о здоровье плода, отраженная в народной традиции

В основе традиционного отношения к беременным и маленьким де­тям лежали представления о продолжении рода, формирование ко­торых проходило в соответствии с мифологическим мировоззрением наших предков. Народная традиция вобрала в себя опыт многих поколений и содержит глубочайшую мудрость и точное практичес­кое знание, основанное на реальных жизненных наблюдениях. Тра­диция опиралась не на произвольный вымысел, а на тонкое знание законов природы и психологии человека, и в том числе психологии младенца как до рождения, так и в первые годы жизни. В ней непо­стижимым образом было учтено то, к чему только сейчас приходят ученые в своих исследованиях.

Мифологические основы отношения к беременной

В русской деревне существовали издавна сложившиеся правила пове­дения по отношению к беременной, единственной целью которых было сохранение здоровья матери и обеспечение здоровья ребенка. Эти правила складывались под влиянием объективной необходимос­ти и вобрали в себя все самое рациональное. В их основе лежат как чисто бытовые, так и религиозно-магические причины. Здоровье матери и ребенка было необходимым условием выживания народностей средней полосы России и русского севера, ведущих нату­ральное хозяйство. Чтобы выжить здесь, человек должен был обладать не только крепким здоровьем и выносливостью, но и очень спокойным, уравновешенным характером, исключающим раздражительность, злобливость, взбалмошность, скандальность и упрямство — словом все то, что могло бы поставить под угрозу возможность выживания. Многие из традиционных правил ухода за беременной были продиктованы забо­той о формировании психического и физического здоровья будущего ребенка, развитии у него необходимых положительных черт характера. Помимо этого, основой заботливого отношением к беременной жен­щине являлись древние религиозно-магические представления о пе­ревоплощении души. Согласно этим представлениям, считалось, что все души умерших предков живут «на том свете», т.е. в потустороннем мире. По верованиям славян (что совпадает с представлениями дру­гих индоевропейских народов), тело — суть временное жилище души, в которое она заключается при рождении или зачатии ребенка и ко­торое покидает при кончине человека. Душа же бессмертна и вовле­чена в круг бесконечных перевоплощений. Она приходит в мир лю­дей из жилища предков, когда решает продолжить свой земной путь. Судьбу, срок жизни, час смерти и рождения человека определяет вели­кий вселенский закон. Этому закону подчинено все в мире земном и небесном, согласно нему и вершится круг перевоплощений души. В этой цепи рождений и смертей умершие предки потенциально яв­ляются потомками. Существовало представление, что души родствен­ников могут воплощаться только в пределах своего рода, поэтому каждый ребенок во чреве матери считался душой воплощающегося в тело родственника — дедушки, прадедушки, прапрабабушки и т.д. Каждый ныне живущий человек после своей кончины мог получить новую жизнь в новом теле у своих детей, внуков или правнуков. Не желая наносить вред своему роду, а значит, и самому себе, к беремен­ной всегда стремились относиться очень почтительно и заботливо. Не говоря уже о религиозном страхе перед Божьим гневом и гневом умерших, к общине которых рано или поздно присоединится всякий. Таким образом, беременная женщина вынашивала потомка — в про­шлом предка — и оказывалась на границе между двумя мирами: миром людей и потусторонним сверхъестественным миром душ. Осуществляя связь между мирами, являясь выражением вселенского закона, бе­ременная носит в себе магическую силу и находится под неусыпным покровительством обожествленных Предков — Прародителей. Поэто­му обидеть ее — означало нанести оскорбление всем предкам и про­гневить их. Одновременно оскорбление беременной, отказ ей в прось­бе, неуважительное отношение к ней означало нанесение вреда всем потомкам. Все это могло навлечь на дом обидчика беды и несчастья. Итак, рождение считалось одним из величайших таинств человече­ской жизни. Наблюдательные и смекалистые деревенские жители знали, что благополучие ребенка закладывается тогда, когда он на­ходится в утробе матери. С благополучием матери напрямую связы­валось здоровье и счастливая судьба будущего младенца. Поэтому в традиционном поведении и укладе жизни были закреплены правила и стереотипы поведения по отношению к беременной, которые обеспе­чивали благополучие как будущего ребенка, так и самой женщины.

Уход за беременной в деревенской среде

Положение беременной женщины во многом зависело от достатка семьи, от наличия или отсутствия взаимного согласия, количества рабочих рук, личных качеств самой беременной и многих других причин. Но господствующим было убеждение, что беременную необ­ходимо «поберечи». Религиозно-магическую и практическую основу этого мнения, как уже говорилось выше, составляло стремление не навредить телу и душе внутриутробного младенца. Сама беременная женщина, как правило, скрывала факт своей бере­менности даже от собственного мужа. Скиталось, что лучше всего ди­тя развивается тогда, когда об этом никто, кроме матери, не знает. Се­мейные, т.е. все родственники, которые жили одной семьей в преде­лах дома, да и соседи всегда подыгрывали ей в этом и не задавали прямых вопросов о ее беременности и сроке родов. Более того, они таких расспросов даже избегали, опасаясь подозрений в злом умыс­ле. Считалось, что открыто интересоваться этим может только тот, кто желает навести на беременную и будущего младенца порчу. Спросить женщин}' о факте беременности и сроке родов могли толь­ко муж, ее собственная мать и свекровь, и то только тогда, когда прак­тически были уверены, что беременность состоялась. Как только домашние начинали догадываться, что женщина беремен­на, в их отношении к ней проявлялась повышенная забота и чуткость: женщину переставали упрекать, если она вздумает «приотдохнуть», старались ее не расстраивать, не бранить, уберегали от тяжелых ра­бот. Особенно следили, чтобы она «не встряхнулась» и «не была за­шиблена». Если беременная, несмотря на уговоры, продолжала рабо­тать по-прежнему, то домашние находили предлог, чтобы поручить ей другое дело, где бы она не так сильно утомлялась. Явная и даже нарочитая заботливость домашних начиная с момента, когда беременность становилась заметной, постоянно возрастала по ме­ре приближения родов и достигала наивысшей точки непосредственно передними. Чем ближе дело к родам, тем настойчивее и категоричнее опекали «брюхатую бабу», отстраняли ее от работ, связанных с подняти­ем тяжестей и требующих напряжения и больших физических усилий. Дело доходило даже до того, что такие работы выполняли соседи, не го­воря уже о помощи мужа и домашних В некоторых случаях беременной делалось даже послабление в общественных работах, на которые обыч­но выходили «всем миром», чтобы обеспечить благо всей общины. Заботу по отношению к беременной стремились проявить не только ее домочадцы и родня, но и односельчане. Частенько к беременной забегали любопытные соседки посудачить, дать какой-нибудь совет, помочь по хозяйству. Обязательным, и уж во всяком случае не лиш­ним, считалось принести ей гостинец. В некоторых местностях идти в дом к беременной с пустыми руками считалось неприличным, это могло вызвать общественное осуждение. С богатыми подарками при­ходили к ней бездетные женщины и молодухи первого года замуже­ства, чтобы почерпнуть от нее силы плодородия. Все желания беременной исполнялись беспрекословно. Принима­лись во внимание все ее странности, брезгливость, прихоти. Если ей хотелось съесть или надеть что-нибудь особенное, это покупали без разговоров. В отдельных местностях отказать ей в такой прихоти, особенно если ее просьбы касались съестного, считалось за грех, по­тому что этого «требует душа младенца».

Согласно народным верованиям, если беременная просила денег, ка­кой-либо вещи или чего-нибудь съестного и получала отказ, это мог­ло навлечь на дом обидчика если не ее гнев, то уж точно гнев предков. И тогда в скором времени в его доме могло произойти несчастье: мы­ши или крысы изгрызут всю одежду, моль поест все шерстяные вещи... Беременную женщину стремились также предохранить от испуга, огорчений и других нервных переживаний, боясь навредить младенцу. Именно поэтому ее не отпускали одну в лес, отстраняли от участия в похоронах, не позволяли смотреть, как забивают скот, уберегали от ссор, старались не раздражать, чтобы не испортился характер ребенка.

Правила поведения по отношению к беременной

Эти правила в народной жизни имели силу неписаного закона, кото­рый должны были соблюдать все деревенские жители. Невыполнение какого-либо из них могло навлечь на голову провинившегося не только гнев предков, но и всеобщее осуждение. Вот эти правила:

Нельзя отказывать беременной в просьбе что бы то ни было купить. Нельзя обойти беременную подарком на праздники. Если шли в гости в дом, где есть беременная, то обязательно несли ей гостинец или подарок. Нельзя оскорблять и ругать беременную даже за глаза, устраивать в ее присутствии скандалы или ссоры, браниться и выяснять отношения и тем более драться, чтобы не испортился характер ребенка.

Нельзя таить на нее обиду. Если беременная просила прощения, бы­ло грехом не извинить ее. Однако всегда старались предупредить эту ситуацию и спешили сами уладить отношения. Существовал обычай «прощеных дней», когда все родственники за 1—2 месяца до родов приходили просить прощения у беременной, а она в свою очередь просила прощения у них. Такие обряды, когда прощались все воль­ные и невольные обиды, могли повторяться буквально каждую неде­лю, поскольку считалось, что непрощенная, не снятая с души обида могла «связать» роды и привести к несчастью.

Необходимо кормить беременную лучшими продуктами, удовлетво­рять все ее желания и прихоти в еде. Отказ в этом считался непрости­тельным грехом.

Необходимо оберегать беременную от всего страшного, следить, что­бы она не испугалась, чтобы ей не попадалось на глаза что-либо не­красивое или уродливое.

Необходимо, чтобы беременная смотрела только на красивое, и особенно на красивые человеческие лица, чтобы будущий малыш был красив и здоров Необходимо ограждать беременную от тяжелых работ, а если этого невозможно избежать совсем, то обязательно нужно ей помогать. Бе­ременная никогда не выполняла работы, связанные с подъемом тяже­стей; для нее полностью исключались бег, прыжки, резкие движения, толчки, подтягивания и все то, что могло вызвать сотрясение ее тела и повредить будущему ребенку. Для нее также исключались все ситуации, где был риск падения и ушиба, — это могло привести к травме или гибели внутриутробного плода, вызвать преждевременные роды. В то же время двигательная активность беременной не ограничива­лась полностью. Ей необходимы физические нагрузки определенно­го характера, такие как ходьба, наклоны, повороты, которые помога­ют благополучно разродиться.

Необходимо окружать беременную атмосферой доброжелательности и чуткости, проявлять по отношению к ней заботу и ласку, так как по­лагали, что их отсутствие портит характер младенца.

Необходимо прощать беременной все ее странности и потакать всем ее фантазиям. Считалось, что таким образом в ней говорит душа дитяти. Справедливость этих правил, подтвержденная опытом народной жизни, теперь доказана и открытиями современной науки. Таким образом, следование собственным культурным традициям и в сегодняш­ней жизни поможет обеспечить нормальное протекание бере­менности и родов, создаст благоприятные условия для формирования физического и психического здоровья будущего ребенка.


К началу


На Главную


 
 
  © Все права защищены 2012-2015г.
Дизайн «ООО Системы будущего».
Сопровождение сайта www.OvoFix.ru
 
125480 г. Москва ул. Планерная д.3 кор.3 "Аэроэкология"
+79857623942 +74959442622 +79099929596 +79099929594
narod-akademia.com