ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ


http://vebis.ru/?do=main.browse&id=322

Политическая кибернетика: экспертная власть (продолжение читайте в статье «Экспертные войны»)

Простов А.Ф. «Политическая кибернетика: экспертная власть»

Простов А.Ф. — Главный редактор журнала «Социальная экспертиза». Политолог, кандидат политических наук

«Экспертная деятельность является одной из самых высококвалифицированных и дорогостоящих услуг предоставления информации, оценивающей другую информацию относительно рисков неверно принятых решений»

Тотальное увлечение виртуально-отвлеченным постижением жизни и ее «политическая театрализация» привели к тому, что теоретические заблуждения и безответственность мысли перешли отведенные им границы и достигли такого уровня, когда мифы и иллюзии доминируют и подавляют реальность, а ничем не оправданные желания и завышенные ожидания уничтожают имеющиеся потенциалы и возможности. Произошел отрыв научной общественно-гуманитарной мысли от практических действий, связанных с необходимостью иметь собственную многолетнюю Программу действий, понятную и привлекательную для большинства населения России.

Причиной отсутствия такой Программы является наличие огромного числа нерешенных на теоретическом уровне фундаментальных проблем, связанных с понятиями «управление», «система», «мера» и «энергия», понимаемая, в данном случае, как «жизненные ресурсы человека».

Со своей стороны причиной не решения этих научных проблем является неверное понимание самого конечного «продукта», производимого интеллектуальными ресурсами общества, недооценка самого по себе интеллектуального труда и его бегство в виде «утечки мозгов» в другие страны. Власть, испытывая «кадровый голод», по-прежнему продолжает порочную практику управления страной методом «проб и ошибок», получая сомнительные результаты от реализации стопроцентных идей и проектов.

Например, с практической точки зрения, этими причинами объясняется неэффективное использование бюджетных средств, направленных на реализацию Федеральных целевых программ (ФЦП) и Приоритетных национальных проектов (ПНП), так как их авторы и исполнители неверно понимают различия между понятиями: «мероприятие, проект и программа».

Большинство проектов, идей и инициатив реализуется на принципах «программного», или правильнее, «планового» управления. Здесь под программой понимается распределение выделенных средств в рамках «сводного плана мероприятий»; «обратная связь» в виде информации «с мест»; система средних показателей и коррекция плана от «достигнутого». Это делает их неэффективными и усиливает «несистемность» общества, в результате чего все меньшее число граждан проявляет желание участвовать в политической жизни страны, а идея укрепления вертикали власти обеспечивает только контроль над событиями и решение частных проблем.

На самом деле, проект должен представлять собой многомерную, объемную модель, которая управляется посредством проектно-целевого управления. Здесь под программой понимается описание алгоритма достижения цели посредством создания из имеющихся элементов единой системы, настроенной на формирование синергетических эффектов (появление новой «силы», нового качества и нового уровня развития). Здесь учитываются «крайние показатели», которые создают «коридор возможностей», ограничивающий вероятность совершения ошибки посредством детерминации координат движения только в нужном направлении по принципу «пазлов»: «Любая задача имеет свой единственно правильный вариант решения, несмотря на иллюзию наличия некого множества решений для данной задачи».

В этих условиях экспертное знание, сформировавшееся на базе общественного интеллекта, остается основным средством, которое может помочь «здесь и сейчас» разрешить жизненно важные проблемы отдельно взятого человека, государства и мировой цивилизации в целом. Экспертное знание помогает стать конкурентоспособным, эффективно действовать и принимать правильные решения, но для этого необходимо научиться оценивать себя и ситуацию максимально быстро и адекватно. Поэтому, правящая элита, если хочет получить ожидаемый результат, должна создать условия, которые обеспечат непосредственное участие общественных организаций в выработке, принятии и контроле над исполнением принятых решений по распределению ресурсов, направляемых на эти программы.

Для этого действующая власть должна включиться в процесс конкурентной борьбы за поиск наиболее эффективной модели самоуправления. Суть решения этой проблемы состоит в разработке собственной национальной концепции и стратегии развития, сформулированной посредством переосмысления всего мирового опыта общественных отношений с позиций эффективности управления. Данный подход основывается на том, что современные проблемы существуют как следствие неэффективного управления этими процессами, где причиной является недооценка наукой и элитами места и роли управления в общей системе факторов мирового развития. На самом деле, прошлое, настоящее и будущее человечества зависят от того, кто и как управляет синергетическими эффектами, возникающими при взаимодействии различных объективных и субъективных факторов.**

Кроме того, в рамках проведения мониторингового исследования и оценки ситуации на рынке экспертных услуг были проведены мероприятия, направленные на выявление наиболее актуальных и перспективных направлений научно-практической деятельности, востребованных сложившимися социально-экономическими реалиями и общественными ожиданиями. В результате проделанной работы было выявлено три, внутренне связанных между собой, перспективных направления: экспертная деятельность; проектно-целевая деятельность и деятельность по капитализации интеллектуальных ресурсов (идей, инициатив и проектов).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что неправильное понимание и оценка роли феномена «управления» в общей системе научных знаний стали причиной неадекватного отношения власти и бизнеса к научной экспертизе, ученым-экспертам и их деятельности. Поэтому, одной из задач данного исследования является проведение синтеза результатов исследований отечественных авторов, которым удалось наиболее точно составить целостную картину мирового и российского рынков общественно-экспертных и государственно-аудиторских услуг; определить место и роль экспертов в современном обществе — обществе тотальной информатизации, экономики знаний и инновационных технологий.

§1. Экспертиза и наука. ***

Многие исследователи единодушно указывают на то, что экспертиза в современном обществе является ведущей практической функцией и для общества, и для гуманитарной науки, где мало занимаются фундаментальной теорией, а больше ориентируются на анализ и критику ошибок прошлого, интерпретацию западных политических и экономических теорий, пытаясь приспособить их к российской реальности. По этой причине мнение научных и общественных экспертов, с одной стороны, и формальных представителей западной науки и власти (политиков и чиновников), с другой стороны, не совпадают по ряду фундаментальных проблем и вопросов современности.

Экспертиза начинается с признания того, что все существующие системы имеют общие координаты, главным образом, по количественным параметрам (энергия, время, пространство). Все системы одновременно являются объектом управления, самоуправляются и участвуют в управлении другими системами. Экспертиза позволяет быстро и адекватно определить необходимые для принятия решения координаты общественно-политических и социально-экономических явлений и процессов.

Однако, большинство предлагаемых наукой исследований сводятся к описанию и интерпретации частных эмпирических фактов и явлений отдельных сторон общественной жизни и ограничиваются выработкой не связанных между собой норм и правил. Представителям науки необходимо жить своим умом и бороться за свой «интеллектуальный суверенитет», вырабатывая «новые научные знания», а не строить личную интеркарьеру посредством «правильного» изложения, по поводу и без повода, идей иностранных экспертов и повсеместной популяризации их демократического опыта, суть которого сводится к распространению «принципа эгоизма».

Сегодня необходимо исходить из того, что в условиях, когда риски являются доминирующим фактором, детерминирующим среду обитания человека, экспертиза становится основным элементом системы управления и процесса подготовки и принятия общественно значимых решений. Эти обстоятельства обосновывают необходимость растиражировать полученные наукой результаты, переосмыслив, переработав и обобщив их содержание. Данное исследование дополняет их новыми данными, фактами и идеями, полученными посредством «кибер-синергетического» подхода, что позволяет довести многолетнюю бесплодную идеологическую дискуссию «Восток-Запад» до состояния действительно научного «СПОРа» и заложить основу в этой области знаний, которую до сих пор наука не имела. [1] ****

Авторы исходят из того, что мировые интеграционные процессы стремительно разрастаются и усложняются по всем своим структурно-функциональным параметрам. Это делает невозможным отобразить их в виде простых схем. Поэтому экспертиза (аудит, эксперты и экспертные оценки) как единый социально-экономический институт призвана обеспечить потребности политики и экономики в сценарных прогнозах оптимизации решений, так как именно она представляет собой разумную и ответственную социально-экономическую практику, реализуемую в условиях ограничения мировых природных ресурсов. Среди разнообразия существующих практик можно выделить некоторые из них:

Практика первая — терминологическая. Разнообразная научная лексика, при помощи которой изложены эти проблемы, требует начать исследование с обозначения смысла и соотношения используемых терминов. Лингвистический компромисс приводит к серьезным проблемам в понимании принципиальных различий между системой контроля государства и системой контроля за государством. За оттенками этих значений стоят разные концепции и представления о месте и роли одних и тех же элементов в общей системе управления. Вышеперечисленные обстоятельства приводят к постоянной позиционной войне между «законом и его интерпретацией», между институтами исполнительной власти и контролирующими ее органами, между бюрократией и наукой. [2]

Практика вторая кадровая (акмеология). Эксперты, аналитики, советники, консультанты — это люди, которые обладают особыми способностями и специфическими знаниями и технологиями интегрирования научных знаний и перевода их в практическую политику. Среди них выделяются универсальные эксперты. Это люди, которые умеют высказывать свое мнение по любым вопросам: от проблем глобализации до проблем ЖКХ, причем не только «письменно», но и давая интервью или участвуя в открытых дискуссиях. Эксперты по определению обладают организационно-функциональной независимостью. В своей деятельности они должны руководствоваться только законом, научными знаниями, здравым смыслом, профессиональной этикой, целеполаганием и эффективностью. Полномочия эксперта всегда оговариваются и конкретизируются заранее, поэтому любой заказчик должен исходить из того, что эксперту необходимо создавать максимально благоприятные условия для осуществления его деятельности. Эксперт должен иметь возможность сопровождать свою деятельность «процедурой принуждения» чиновников к исправлению выявленных недостатков, в том числе посредством формирования общественного мнения. Эксперт всегда имеет право на независимую и самостоятельную оценку идей, ситуаций и действий. Экспертам целесообразно объединяться в независимые «группы влияния» — «мозговые центры».

Политтехнологи это аналитики, которые придумывают имиджи для политиков, исходя из сложившейся ситуации. Они совмещают в себе функции организатора и пропагандиста. Если политики своими действиями изменяют ситуацию, то политтехнологи меняют представление о ситуации, используя тезис «все изменить, ничего не меняя». Они исходят из того, что «изменить мнение, означает изменить саму жизнь».

Мозговые центры создаются для выработки особых знаний о том, как эффективно решать текущие и перспективные проблемы. Они должны быть способны конкурировать с «PR — пропагандистскими центрами» и быстро реагировать на запросы чиновников, бизнеса, политиков и уметь и быть способными оказывать на них решающее влияние. Их преимущество близость к структурам и лицам, формирующим текущую политику посредством получения «рейтинга по критерию доверия». Их тактика специализируясь на одной или нескольких темах, завоевать расположение и доверие одной из конкурирующих групп общественно-политической или экономической элиты. При этом «мозговые центры» должны исходить из того, что время от времени заказчики теряют интерес к той или иной проблеме и перестают финансировать экспертов, поэтому целесообразно «сотрудничать» с разными элитами, демонстрируя широкий и разнообразный выбор предлагаемых решений по полному кругу вопросов текущих и перспективных. Требования к работе центров профессионализм, своевременность, краткость и точность выдаваемой информации.

Этический кодекс эксперта требует от лиц, вовлеченных в процесс экспертизы быть честными, независимыми, объективными. Они должны соблюдать профессиональную тайну и не раскрывать информацию вне рамок согласованных процедур. Для них подотчетность не означает зависимость от заказчика. Эксперт должен соблюдать процедуру, форму и стандарт отчетности; предоставлять объективную информацию в виде оценок и описания использованных критериев.

Практика третья — экспертные оценки. Это сущностные, количественные, качественные и порядковые оценки процессов, событий и явлений, неподдающихся непосредственному измерению, а основывающихся на суждениях специалистов. Понятие «экспертная оценка» изначально входит в область проблем обработки, хранения и передачи информации для решения интеллектуальных задач, связанных с логическими умозаключениями. Поиск желательного результата требует отбора, классификации и анализа большого количества информации, возможных результатов и их последствий. Важной характеристикой экспертной оценки является то, что эксперт может объяснить, каким образом он пришел к своим выводам. В сфере социального управления специалисты являются носителями экспертных знаний об эффективных методах проведения социальной политики и рекомендаций относительно решения сложных социальных проблем.

Объектом экспертизы выступают чужие идеи или проекты, поэтому она не ставит своей целью получить собственные оригинальные данные (новые знания), а лишь проверить, верифицировать и интерпретировать уже имеющиеся, предложенные автором или заказчиком. При этом не все проблемы могут быть решены на основе «технических средств», так как они затрагивают ценности и предпочтения проводящих исследование экспертов.

Результаты экспертизы являются конечным продуктом работы экспертов. Они излагаются в кратких и удобно читаемых аналитических справках по конкретным вопросам. Их объективность и правильность должны быть объяснены и доказаны посредством общепризнанных методов и принципов исследования. Результаты не должны быть зависимы от желаний заказчика и пристрастий исследователя.

Практика четвертая проблема деформации экспертной деятельности. Применительно к России, процесс развития экспертного сообщества и становления института экспертизы, в том числе политической, пережил структурно-функциональный кризис и прошел стадию «стихийного рынка», где вместо научной экспертизы использовались иностранные политические технологии, политическая реклама, «черный PR» и принцип подбора кадров по критериям «личной преданности» и «землячества». Поэтому отбор экспертов для публичных выступлений и отбор результатов экспертизы для обнародования находятся под контролем определенных структур и лиц, а аналитические записки академических институтов кладутся властью «под сукно» или «в долгий ящик» в виду их чрезмерной «научности». Так, из трехсот центров в России только 5% работают профессионально и самостоятельно, а остальные характеризуются как «мыльные пузыри», так как весь их опыт экспертной работы представляет собой некого ангажированного «директора» с образованием инженера или бухгалтера, работающего без сотрудников на конкретного человека. [3]

Сегодня общий годовой бюджет экспертных структур в России оценивается в один млрд. долл. По этой причине на поле научной экспертной деятельности развернулась жесткая конкуренция за право считаться «экспертом» и соответственно за заказы на проведение экспертизы. Однако, в условиях передела власти и собственности политики, чиновники и бизнес не нуждаются в экспертных заключениях на длительный период времени, так как все решения принимаются в течение ограниченного периода времени.

Практика пятая синтез экспертных ресурсов. Никакой принцип разделения властей не является абсолютным, все ветви власти зависят друг от друга и обязаны тесно взаимодействовать для решения общих задач и достижения общих целей, ни один государственный институт не может действовать в одиночку. Поэтому Российская Академия Наук, в союзе со Счетной Палатой РФ, Общественной палатой РФ, Уполномоченным по правам человека в РФ и гражданскими экспертами, призваны стать главными экспертами государства. Договоренность между их лидерами, носителями экспертных ресурсов, сформирует гибкий «слой гражданской политики». В этом смысле, речь идет о новом векторе общественного развития к новой модели государственного управления — гражданской «экспертной власти» вместо предложенного западом вектора движения к «власти закона».

§3. Экспертиза и политика.

«Новая модель» государственного управления включает в себя не три, а пять ветвей власти: законодательную, исполнительную, судебную, избирательную (индивидуально-общинную) и контрольную (гражданскую). Все ветви власти функционируют на основе триединого принципа «союзность, славянство, соборность», сочетающие в себе централизованную прямую президентскую власть и местное горизонтальное самоуправление без «посредников» [4].

Научные идеи в сфере управления и власти представляют собой «много не связанной между собой теории, которая больше похожа на описание не существующих идеальных моделей» религиозно-философского, социально-экономического или биопсихологического характера. На самом деле, идеал власти это полное народовластие. Сегодня обществу больше не нужны идеальные, утопические модели идеальной власти, наоборот, нужна полная и реалистичная картина той реальной практики, с которой общество имеет дело «здесь и сейчас», нужна оптимальная модель эффективного управления, где высшим уровнем является духовно-творческое самоуправление личности, направленное на сохранение и эффективное использование его жизненных сил и энергии. Идеальные модели не подразумевают использование «балансового метода», который требует учитывать не только все положительное, но и сопровождающие их отрицательные процессы, факторы, явления и связи, что свойственно любым жизненным системам в процессе их диалектического развития. Власть является одним из основных видов ресурсов, поэтому через научную разработку «кратологии» лежит путь к развитию общества и государства, к совершенствованию современной властной практики, конечная цель которой улучшение жизни человека. [5]

Таким образом, требуется пересмотр старых теорий и концепций, на базе которых возникнут новые формы и методы государственного управления и местного самоуправления посредством достижения синергетического эффекта в деле обеспечения социального гомеостаза умения поддерживать внутренние параметры системы независимо от внешних влияний при соответствии затраченных жизненных ресурсов достигнутым результатам. При этом нравственное и физическое здоровье населения не должно быть отдано на откуп стихии рынка. Однако, эффективная экспертная деятельность невозможна сама по себе, вне связи с политической и чиновничьей элитой и тем более без конфронтации с ними. Для этого им необходимо вступить в открытое обсуждение проблем.

Практика шестая — культуры мышления. Ее отсутствие не позволяет большинству чиновников, политиков и бизнесменов понять сущность института экспертов, которые не смогут эффективно работать при отсутствии самостоятельности, перспектив и мотивации их деятельности. Поэтому должны быть предусмотрены механизмы «защиты от дурака», не позволяющие «оглуплять» и искажать идеи авторов и использовать экспертное сообщество как «паркетное», а его экспертов - как «заказных» или «подсадных». Поэтому документы, регулирующие деятельность разного рода экспертов, должны быть разработаны в соответствии с мировой практикой и с учетом негативных явлений на российском рынке «Экспертов и экспертизы», где 90% экспертов насильно принуждают обслуживать сомнительные структуры и личности. Среди ученых сформировались группы по обслуживанию проведения выборных компаний. Они разрабатывают на базе результатов социологических исследований психологические сценарии для кандидатов, которые должны говорить то, что ожидают от них избиратели, а не то, что они планируют делать после выборов.

Однако ученые и эксперты должны учитывать, что в последнее время деятельность политиков сводится к конкурентной борьбе вокруг «президентского курса». Поэтому для решения своих проблем им не нужны ученые со степенями, званиями и своими научными убеждениями, им нужны интерпретаторы, имеющие политический опыт работы в госструктурах или участвующих в организации политических выборов, умеющие «прятать» с помощью научных методов и особого профессионального «обнаученного» языка истинные «теневые» намерения, интересы и планы. Такая «политизация» знаний снижает их качество и доверие к ним со стороны общества. На самом деле, лишь 3% ученых способны вырабатывать собственные знания, но для этого необходимо, чтобы остальные 97% их эффективно обслуживали. [6]

По этой причине, значительная часть ученых владеет лишь искусством интерпретации политических событий и не способна самостоятельно изложить свои идеи на понятном для политиков языке, так как «пишут длинно и шершаво». Они повторяют чужое мнение, не смея иметь свои мысли. Они не хотят «судить и быть судимыми». Это привело к тому, что иностранцы с усмешкой рассказывали о разочаровании в интеллектуальном качестве либеральных идей, с которыми в 90-ые годы гастролировали по университетам США российские гуманитарии, которые «стремились угодить и понравиться своей верностью постулатам либерализма и решительностью отмежеваться от советской идеологии. Это быстро наскучило американской университетской публике, и мода на Россию упала». [7]

Практика седьмая — разногласия. Со своей стороны власть, политики и чиновники предъявляют претензии к науке. В принципе, нуждаясь в концептуальных и теоретических разработках, они видят в научных работах изобилие цитат и «заклинаний» в виде всем известных и малопригодных для повседневной практики догм и лозунгов. Кроме того, академическая экспертиза очень редко пользуется оперативными источниками информации, составляющими основу деятельности государственных ведомств и политиков, что приводит к тому, что академическим экспертам малоизвестны «детали» проблем и нюансы, которые постоянно всплывают в процессе согласований, поэтому они редко попадают в «струю скрытой от их глаз политической интриги».

Научные схемы в какой-то степени отражают скрытые тенденции в политике, но не учитывают частности, которые имеют решающее значение при принятии политических управленческих решений. Кроме того, эксперты-ученые слишком серьезно реагируют на официальные и публичные заявления чиновников и политиков, которые на самом деле могут выступать лишь прикрытием для теневой, реальной политики. Поэтому аргументы ученых часто не вписываются в политические реалии, где готовятся практические решения, не всегда совпадающие с декларациями и обещаниями. По этой причине у чиновников и политиков складывается мнение, что эксперты-ученые хуже них разбираются в существующих проблемах, а потому вряд ли могут им помочь своими «учеными советами».

У новых идей, предлагаемых интеллектуалами, существуют границы применения, которые создает политическая реальность. Иногда идеи эксперта выходят из «политического котла» совершенно неузнаваемыми. Это означает, что эксперты будут писать по-прежнему «в корзину», а политики нигде и никогда не будут действовать по их предписаниям. [8]

Кроме того, выводы и советы ученых-экспертов нередко вступают в противоречие с массовыми представлениями и интересами граждан. По этой причине политики вынуждены балансировать между рационализмом экспертизы и массовым сознанием. Они, вырабатывая подходящий для данного момента времени вектор развития страны, заменяют выводы и рекомендации экспертизы массовым общественным мнением, или наоборот, используют «электоральную процедуру манипулирования и промывания мозгов» с целью сформировать «нужное» общественное мнение. Наукообразные социальные построения — утопии строятся на понятиях-мифах, а исследования академической науки сводятся к обобщению уже накопленных, в том числе ложных, знаний и заканчиваются как раз там, где начинаются разработки «практиков-экспертов». Практики учитывают суть новых проблем, в том числе тех, которые еще не изучены и их анализ еще не опубликован. Поэтому, экспертное научное заключение не имеет решающего значения для решений, которые делает политик или чиновник.

Методология принятия политических решений включает в себя не только содержание самой проблемы, но и факторов, которые имеют лишь косвенное к ним отношение. Политики берут в расчет обстоятельства, которые ученые не учитывают в виду их малой значимости, например, мнение ведущих держав мира, расстановка сил внутри страны, предвыборную ситуацию, личные интересы самого политика, чиновника или мнение их «хозяина».

Таким образом, можно констатировать, что в умах ученых, государственно-общественных управленцев, находящихся на различных уровнях власти, доминирует фрагментарное, искаженно-расплывчатое представление о «сложной простоте» природы проблем, связанных с экспертизой как элементом системы государственного и негосударственного управления современным общественным развитием. Реформаторы-«мичуринцы» по-прежнему управляют обществом методом «проб и ошибок», используя некритическое заимствование опыта других стран. Власть неоправданно забывает свой собственный исторический и практический опыт, который всегда богаче и разнообразнее любых чужих теоретических обобщений и непроверенных практикой идей.

Такое положение дел позволяет извне манипулировать нашим сознанием и поведением не только через религию, идеологию и экономику, но и посредством навязанных власти экспертных оценок. В этой связи нельзя не согласиться с мнением о том, что «российские антигражданские силы развернули широкомасштабную, каждодневную борьбу с российской общественной наукой с четкой направленностью: не допустить выработку привлекательной и консолидирующей общество общенациональной цели - содействовать подмене главной цели на совокупность множества второстепенных целей; постоянно дискредитировать, деформировать весь процесс выработки общенациональной цели». [9]

Это означает, что вопросы экспертизы затрагивают не только узкий круг элиты, управленцев и специалистов, но и всех людей, которые участвуют в процессе совместной экономической и политической деятельности. Вертикаль управления с ее командно-административными методами даже теоретически не может быть эффективной без наличия развитой и самостоятельной горизонтали, основанной на договорно-правовых и экспертных методах управления. Более того, одним из решающих условий существования современного общества и предпосылкой его дальнейшего безопасного развития является постоянное совершенствование системы управления, особенно в вопросах эффективного использования всех видов ресурсов энергии и человеческого потенциала не только в общественных интересах, но и без ущерба для природы. В условиях интеллектуализации всех процессов и внедрения инноваций на всех уровнях управления, решить какие-либо серьезные проблемы без экспертов и экспертизы невозможно.

Практика восьмая синергетическая. Общество-государство как система не является простой суммой, входящих в нее элементов и не просто складывается из имеющихся у них качеств, но обладает своим новым синергетическим качеством целостности системы. Кроме того, государство как система имеет свои циклы и ритм развития, детерминированные масштабами и системными параметрами, куда обязательно входят признаки государственности территория, население, язык, власть и право. [10]

Навязываемая России извне религиозно — политическая толерантность, которую другие страны не проявляют, выступает как препятствие, не позволяющее, правильно и открыто поставить существующие проблемы, и «напрямую» переформулировать вытекающие из них вопросы. Это происходит потому, что в России нет господствующих сил, которые кровно отожествляют свои интересы с интересами единого, сильного Российского государства в рамках действующего природного этногеографического и приобретенного культурно-исторического детерминизма.

Для устранения этого препятствия, действующая власть должна проявить политическую волю и нарушить устоявшиеся «табу», наложенные так называемым «мировым общественным мнением», в том числе посредством начала дискуссии по базовым научным основам современного мироустройства. В условиях катастрофического дисбаланса потребления мировых ресурсов, вопрос о национальных управленческих кадрах встает с особой остротой, так как в последнее время отчетливо проявляется тенденция на переориентацию представителей крупного бизнеса и государственных чиновников на выстраивание личной интеркарьеры в ущерб своему народу и государству. Они сознательно противопоставляют и отчуждают друг от друга гражданское общество и государство, нанося непоправимый вред и тому, и другому. В этих условиях, любая система, чтобы сохраниться, должна научиться избавляться от дестабилизирующих ее элементов. Применительно к социальной практике управления, экспертная власть проявляется посредством влияния на заказчика через возможность публичного обсуждения результатов проведенной экспертизы.

Практика девятая — кратология. Власть это «мир управления», поэтому с точки зрения теории, она представляет собой центр общества, активно действующий элемент системы, от которой исходит влияние, воздействие и указание. Источником власти всегда и везде является народ, его воля и потребность в самоорганизации и самоуправлении. Поэтому, с практической точки зрения, власть — это совокупность осмысленно действующих лиц, которые концентрируют у себя достаточное влияние, доверие, разного рода ресурсы, механизмы воздействия и контроля за поведением, настроением и мнением других людей. Власть — это конкретные люди — посредники, которым поручено следить за порядком, используя правовые и социально-экономические инструменты, в рамках того, о чем с ними общество договорилось заранее, и эту договоренность назвали «законом». Однако сложилось так, что Закон превратился в правила, защищающие интересы власти власть охраняет закон, а закон защищает власть от общества (семья предыдущего Президента РФ освобождена от уголовного преследования особым указом нового).

Закон — это понятийно-смысловая «паутина». Слабый человек в ней запутывается, сильный рвет, а хитрый использует для своей наживы: «Правды по закону не доищешься». Закон существует для того, чтобы обосновать власть лидера и элиты, а также оправдать совершенные ими преступления по принципам: «Не пойман не вор», «Виновность устанавливает только суд» и так далее. Эти принципы плодят преступность, так как дают возможность избежать наказания, используя прорехи в законодательстве: нарушены процедуры на начальной стадии следствия; пропали документы; имеется справка от психиатра; имеется опытный адвокат со связями; отказ свидетелей от показаний и т.д. По этой причине все серьезные вопросы решаются вне рамок правового поля и внеправовыми методами, в том числе во всех ветвях официальной власти. Закон превратился в примитивную чиновничью «канцелярщину», поэтому не создает справедливое «горизонтальное равенство субъектов», а укрепляет сложившуюся иерархию неравенства.

Сочетание «закон + чиновник» доводит ситуацию до состояния, которое описывал в свое время В.И. Ленин: «Бюрократия страшна тем, что формально все делает правильно, а по сути издевается над порученным делом». Прикрываясь законом, «чиновник все делает для того, чтобы ничего не делать». Это нарушает элементарные правила «балансового метода» в системах, где необходимо такое сочетание элементов, чтобы система давала синергетический эффект, а не выглядела идеологической упаковкой «столь красивой, сколь и бесполезной». Кремлевские мечтатели продолжают свою виртуально-утопическую игру, теперь под названием «Вся власть закону».

На самом деле, при всем кажущемся многообразии проявлений внешнего управления, в том числе посредством закона, в конечном счете, решающие позиции принадлежат духовно-творческому самоуправлению, при помощи которого регулируется жизнь каждого человека. Искусственно созданные юристами формальные законы по-своему определению не способны сформироваться в целостную систему внешнего управления система законов всегда будет «дырявой». Только внутри себя человек может создать единую и целостную синергетическую систему управления по формуле «Бог находится внутри нас», где Бог это «Единая система управления Вселенной». По-видимому, эта «предельно широкого масштаба» концепция не по уму защитникам «власти закона».

Практика десятая толкование и интерпретации (герменевтика). Любое понятие требует строгого и точного выражения своего смысла без дополнительных пояснений и интерпретаций.

Система — это набор элементов, но она имеет более сложную структуру и более высокий уровень энергетики, чем простое их сложение. Система приобретает новые качества, которых не было у составляющих ее элементов в их простой совокупности. Система это жажда коллективного лидерства и уверенность в ее возможности. Отвечать за все и защищать всех.

Община (коллективная ответственность) всегда жила по понятиям, так как была уверена, что совесть присматривает за человеком изнутри, а соседи (общественное мнение) снаружи. Главный закон общины «жить по совести и по заветам предков». Человек — это всегда частица своего народа и в большом, и в малом; и в хорошем, и в плохом. Человек не может быть сам по себе, так как в нем заложены гены, история и культура всего народа.

Человек это один из индикаторов всей системы-общины, построенной на принципе «свой — чужой». У любого народа существует системно-синергетический природный инстинкт держаться вместе, а пытаться «поправить природу» очень опасно.

Для общины национальная идея это национальный суверенитет, обладателями и носителями которого они являются; это самоуправление, где «благо народа это высший и истинный Закон». Закон общежития не может интерпретироваться или корректироваться никакими международными соглашениями или обязательствами правительства или любой другой властью. Община как народное самоуправление и «духовная элитарность» это способ избавиться от искажающих суть проблем посредников между «нуждой и волей» народа и решениями государства в лице Президента гаранта власти народа. Народная и высшая власть должны быть едины. Это новый порядок и единственно реальная альтернатива бюрократической власти, неспособной эффективно управлять и решать задачи, подчиняя неглавное главному. [11]

Практика одиннадцатая бюрократизм. Главная характеристика современного российского чиновника это финансовые злоупотребления, правовая безответственность, лоббизм и скрытый интеркарьеризм. Проявляется тезис «Богатый не значит умный». Они монополизировали сферу разработки и принятия общественно значимых решений, хотя политическая и экономическая науки давно доказали их неэффективность посредством концепции «политической ренты» — стремление незаконно получить экономическую ренту с помощью политического процесса. Они представляют собой корпоративную систему, которая не производит реальные экономические блага, но способна извлекать доходы из источников, несвязанных с результатом своей деятельности. Вместо того, чтобы рационально расходовать общественные ресурсы на получение общественно значимого результата, например, создание новых рабочих мест и законодательное повышение оплаты работы из расчета за один час, чиновники расходуют эти средства на обеспечение собственного монопольного доступа к общественным (бюджетным) финансам. [12]

В силу своего положения, основная масса чиновников никак не зависит от избирателей, поэтому благополучие чиновника связано с обслуживанием интересов различных групп влияния. Они экономически не заинтересованы в экономии общественных ресурсов, а наоборот масштабные дорогостоящие программы дают им возможность для личного обогащения и оказания услуг «дружественным» структурам. Они постоянно добиваются негативных результатов и этим обесценивают Россию, оправдываясь, что «хотели как лучше, а получилось как всегда». Они выбирают такие «научные мнения», которые заставляют общество деградировать: «Экономике вредят лишние деньги». Поэтому, как только в России деньги появляются, их сразу воруют и прячут за границей, подальше от народа. [13]

Таким образом, отсутствие внешнего, независимого контроля над деятельностью чиновников, которые придумали прятаться от народа за международные обязательства, означает укрепление монополии бюрократии, что неизбежно снижает конкурентоспособность государства и ослабляет его суверенитет. Именно на эту опасность указывал Президент России в своем Послании Федеральному Собранию 2005 года, говоря о необходимости борьбы с паразитическими настроениями отечественной бюрократии: «Наше чиновничество еще в значительной степени представляет собой замкнутую и подчас просто надменную касту, понимающую государственную службу как разновидность бизнеса». [14]

Практика двенадцатая. Управлять означает устранять препятствия, либо вовремя принимать меры для предотвращения возможностей для ошибок и нарушений в будущем. Поэтому опыт многих стран показывает, что при определенных условиях государство может быть не менее эффективным субъектом хозяйствования, чем частная компания. В этой связи, следует публично признать, что отдельные органы власти и тем более ее представители, не есть «государство», так как государство это территория, население, язык, национальная власть и суверенное право. Складывается ситуация, когда народ должен защищать государство от произвола чиновников посредством тотального контроля за эффективностью, то есть полезностью, его деятельности, поэтому, организуя гражданский экспертный контроль и конституционный аудит, общество укрепляет государство, ослабляя власть бюрократии.

Сложность современного общества, многозначность ситуаций и их общественно-политического смысла, многовариантность потенциальных решений порождают основания для обращения политиков к экспертам и создает почву для «добросовестных расхождений во мнениях и оценках специалистов-экспертов». Это создает условия для использования экспертизы в лоббистских целях и маскировки проектов «под научно допустимые», что реализуется через соответствующие решения и выбор способа действия. Зная это, сами политики научились манипулировать экспертизой, в том числе с целью прикрыться от нежелания исполнять свои обязанности. Иногда экспертиза делается с целью отвлечь внимание своих оппонентов, навязав обсуждение определенного круга проблем, проявить свои ложные мысли и цели, действуя при этом в другом направлении.

Идеология и сущность заказчика, как правило, предопределяют результат экспертизы. Однако она может быть защищена требованиями закона, в рамках которого многие решения не могут быть приняты без экологических, санитарных, финансово-экономических и других заключений, обеспечивающих легитимность политических решений. Таким образом, политики создают себе «банки готовой экспертизы» на все случаи жизни, что подрывает авторитет экспертизы как таковой. Авторитет экспертов рассматриваются как гарантии от провалов. Одни эксперты вовлекаются в политические структуры и превращаются в исполнителей, обслуживающих начальника. Другие, чьи мнения и решения заранее известны, просто втягиваются в политическую интригу. Все эти факторы выстраивают иерархию экспертов и экспертиз, которая жестко отстаивается на политическом рынке. Места распределяются ни столько в соответствии с научными заслугами экспертов, сколько по уровню принятия решений, которые они обслуживают. Эксперт-чиновник по должности прикрывается званиями и степенями. Средства, выделяемые для проведения исследований и экспертизу, используются как механизм перераспределения бюджетных средств. Политика стала механизмом получения средств на научную карьеру, а это означает, что экспертиза становится способом утверждения на рынке экспертных услуг и получения научного авторитета. Масштабы этих процессов таковы, что существует угроза опасных мутаций и в науке, и в экспертизе, и в политике.

Таким образом, наблюдается повсеместное усиление в России «экономики бюрократии» — наличие у чиновников не государственных, а собственных корпоративных и личных интересов, которые вошли в противоречие с интересами общества, в том числе по вопросам уменьшения затрат на бюрократию. Чиновники стали источником и причиной многих современных не только национальных, но и мировых проблем.

§3.Экспертиза и государственный аудит.

Конституционный аудит «четвертая» государственная власть, ее контрольная ветвь, которая занимается проверкой и расследованием. Он рассматривается как особый государственно-общественный и социально-экономический институт, главной целью которого является осуществление от лица общества объективно-независимого, публичного контроля за деятельностью органов государственной власти по управлению национальными ресурсами посредством общепринятых международных стандартов. Аудит является главным инструментом оценки эффективности правительств по управлению общественной собственностью, национальным бюджетом и интеллектуальными ресурсами; инструментом поддержания текущей законности в системе государственной власти и концептуальное обеспечение стратегии «успешного управления»; инструментом оптимизации социально-экономических решений органов власти в условиях ограниченных природных ресурсов. Он является одним из условий становления новой современной экономики экономики знаний, где возрастает роль инновационных, информационно-интеллектуальных технологий, а основным продуктом управления становится интеллектуальная собственность и интеллектуальный капитал. Процесс аудита основывается на стандартах, которые содержат ключевые понятия, процедуры и практики отчетности, где единство системы выражается не в организационной форме, а в функциональных аспектах ее деятельности.

Аудит разрабатывает систему принципов, которые должны определять повседневную социально-экономическую политику и практику действующей власти. Оценка стандартизированной информации об использовании ресурсов и вынесение объективного заключения о достоверности представленной отчетности и соответствии деятельности государственных органов критериям законности, эффективности и результативности. Обеспечение «раннего предупреждения» об отклонениях от принятых стандартов управления, чтобы вовремя исправить допущенные ошибки и предпринять меры для предотвращения таких нарушений в будущем. Эта информация должна влиять на уровень общественной поддержки действующей власти или наоборот недоверия ей.

Аудит эффективности это новое научное направление, включающее в себя теории и концепции, обосновывающие необходимость формирования системы внешнего, независимого контроля за деятельностью органов государственной власти по управлению бюджетом, собственностью и интеллектуальными ресурсами государства. Принципы государственного аудита изложены в Лимской декларации «Великая Хартия общественного контроля». С их помощью определяют, насколько эффективно, разумно и законно управление государственной собственностью и насколько оправданы затраты. Это механизм сверки «желаний и возможностей». По опубликованным данным, 65% населения России считают, что бюджетные средства используются неправильно и не верят в контрольные органы. [15]

Таким образом, Счетная Палата РФ является органом граждан-налогоплательщиков, заинтересованных в эффективном управлении общественными ресурсами, в том числе финансовыми, поэтому государственный аудит наделен конституционным правом на независимую и самостоятельную оценку действий органов государственной власти, что изначально обуславливает конфликтность между контролирующим и контролируемым органом.

Концепция легитимности охватывает взаимоотношения между властью и правом, где аудит выступает как один из механизмов обеспечения этой легитимности как подтверждение законности действия власти, в том числе по вопросам эффективного использования государственного бюджета как «Общественного фонда». Государственный аудит и гражданские эксперты должны иметь доступ к данному роду информации, чтобы вести мониторинг, проводить экспертизу и готовить экспертные заключения, в том числе по деятельности международных организаций. Например, вопреки всем теориям, в Великобритании вообще отсутствует «писаная» Конституция — она заменена отдельными Парламентскими Актами, и на этом основывается британская система самоуправления нации посредством синтеза монархии, парламента и федерально-унитарного государственного устройства. Поэтому необходимо изменить научное и общественное представление об источниках права (законов) исходя из конституционного статуса народа единственного источника и носителя власти и суверенитета. [16]

§4. Экспертиза и гражданский контроль.

Практика тринадцатая. Контроль есть одна из функций управления, представляющая собой систему мониторинга процесса функционирования управляемого объекта, чтобы оценить обоснованность и эффективность принятых управленческих решений, точность и эффективность результатов их выполнения, выявить отклонения и устранить негативные эффекты и последствия, осуществить корректировку действий. Проблемы управления всегда возникают там, где появляется конкуренция за имеющиеся ресурсы, а контроль существует везде, где есть управление. Поэтому обществу необходим постоянный анализ факторов, влияющих на выбор и принятие государственных решений, связанных с оптимальным сочетанием элементом государственной системы и информационной асимметрией.

Международный союз общественных объединений «Союзная общественная палата», объединяющая около 300 общественных организаций России и стран СНГ, в 2002 году на 2 съезде принял в качестве стратегического плана действий «Союзную программу общественного развития — СПОР». Одним из основных направлений деятельности Палаты, в рамках этой Программы, является формирование структур гражданского общества в России, где экспертному сообществу отводится роль его авангарда, а эксперты рассматриваются как кадровый резерв. Эксперты призваны разработать, научно обосновать и внедрить инновационные общественно-политические практики с целью повышения эффективности управления экономикой, обществом и государством в целом. [17]

Проведенные исследования и практический опыт деятельности Палаты способствовали дальнейшему развитию этого направления, что выразилось в новой постановке проблемы, связанной с необходимостью проведения научно-общественной экспертизы результатов деятельности действующей власти в лице политиков, чиновников и бизнеса. Здесь учитывался негативный опыт работы экспертов с различными органами власти, обюрократившимися «аппаратами» и «секретариатами» общественных организаций, отягощенных самомнением и интригами.

Эти обстоятельства и проблемы, с которыми столкнулись эксперты-теоретики и эксперты-практики из профильных советов Палаты, участвуя в работе различных государственных и негосударственных советах, комиссиях и группах, во многом совпали с исследованиями и выводами, изложенными в работах российских ученых.

Профессиональное чиновничество делает все, чтобы не допустить независимых экспертов к участию в выработке и принятию управленческих решений. По негласной договоренности, они на всех этапах прохождения решений «отсеивают» несговорчивых, которые вынуждены находить убежище у политических оппонентов. Но и здесь выбор у них ограничен, так как деятельность экспертов становится привязанной к идеологическим установкам политических партий или руководителей академических институтов и общественных центров. Поэтому единственным выходом сохранить независимость российских экспертов является создание «Союза общественных экспертов России», который получит полномочия и статус, сравнимый со статусом «Федеральной палаты адвокатов» или «Союза журналистов России».

Гражданское общество — это та сфера, где в основу деятельности положен принцип отстаивания частных и групповых интересов граждан. Гражданское общество создает определенные механизмы борьбы с политическими рисками и оказывает противодействие произволу чиновников, в том числе посредством создания системы контроля над их деятельностью. Поэтому, необходимо поддерживать общественные проекты и гражданские инициативы, аккумулируя, при активной роли экспертов, все виды ресурсов для их реализации и дальнейшей кристаллизации результатов, делая из них базу для новых, более масштабных проектов.

В отличие от теоретической науки, которая отстает от процессов, происходящих в обществе гораздо быстрее, чем их осмысливает и анализирует, экспертные проекты способны моментально реагировать на все происходящие в мире изменения. Поэтому, развитие экспертного сообщества предусматривает повсеместное внедрение проектно-целевого метода управления, где главными фигурами выступают автор и эксперты, а не организация — заказчик проекта.

Необходимо напомнить, что лозунг об установлении «рабочего контроля» был одним из основных в революции 1917 года. Ленин В.И. видел в нем механизм «прямой демократии», которая ограничивала господство капитала: «Инициативу низов нельзя суживать ни в коем случае». Заводы должны принадлежать рабочим, а не государству «бюрократизм разбит, но сама бюрократия осталась». Этот вопрос был одним из первых внутрипартийных дискуссий в РКП (б). Однако в дальнейшем процесс концентрации власти в государственно-партийном аппарате свел рабочий контроль к простой формальности, и его постепенно заменили на «госконтроль» — внутренний самоконтроль. Попытки использовать идею рабочего (общественного) контроля в аппаратно-политической борьбе дискредитировали эту идею. Однако, в современных условиях гражданский контроль может помочь законодательной власти установить свое доминирование над исполнительной властью народ дал власть законодателям, теперь законодатели должны дать власть избирателям посредством права на контроль с целью обобщить причины и последствия неэффективного управления государством и общественными ресурсами.

Правящая прослойка интернационалистов либерал реформаторов, отрицая национальный патриотизм, не учитывает существующий в человеческом обществе этногеографический детерминизм, который определяется географическими условиями проживания и спецификой этносов, составляющих основу любого общества как «ментальной группы» — «локальной цивилизации» со своей логикой организации жизни. Созданный природой механизм отражает общие законы, направляющие эволюцию в определенное русло синтетический эволюционизм, «системогенетику», включающую в себя динамику взаимодействия парных системогенетических законов, которые призваны повысить качество управления будущим. [18]

Для достижения системно-синергетического эффекта государства необходимо принимать во внимание, что именно национальный патриотизм отличает активного гражданина от равнодушного раба. Поэтому социальная пассивность становится серьезной проблемой развития гражданского общества в России. Кроме того, повышение эффективности управления социальным развитием немыслимо без принятия доктрины «ноосферной цивилизации», «экологического» мышления, принципов соборности и концепции «жизненных сил человека». [19]

Практика четырнадцатая. Гражданское общество включает в себя систему «публичного управления» и «первичных коллективов», где общественный контроль и конституционный аудит являются одними из основных ее элементов. Поэтому необходимо создать все условия для привлечения самых широких слоев рядовых граждан в организации «позитивного давления» на органы власти всех уровней с целью повышения эффективности их деятельности по управлению общественными ресурсами.

Гражданский экспертный контроль в совокупности с конституционным аудитом решат проблему легитимности власти и «информационной асимметрии» между населением и органами власти, следит за «стандартом» поведения чиновников. Легитимность отражает положительное отношение жителей страны в виде «общественного мнения» к действующим в стране институтам власти посредством признания их правомерности, при этом, консерватизм национальных традиций должен доминировать над приматом «импортированного» закона, так как законы не долговечны и не прочны, поскольку пишутся под конкретные элиты. Совместная деятельность власти и общества должна быть направлена на усиление власти «первичных коллективов» — общины как местной власти, которая должна стать основной политической силой в государстве.

Община это основа, где находится центр тяжести всей государственной конструкции. Она представляет собой первичную политическую единицу национальной организации, обладает правами юридического лица и автономией в пределах, установленных Конституцией и законами. Поэтому, несмотря ни на что, роль независимой экспертизы, как источника общественного блага, будет возрастать во всех сферах жизнедеятельности.

Гражданскому обществу нужна интеллектуальная самостоятельность, особенно по отношению к научной экспертизе. Экспертиза должна стать частью гражданского общества, а не наоборот. Заказчиками экспертизы должны стать не только государство и бизнес, но и само гражданское общество, которое стремится создать эффективную систему контроля над деятельностью власти, чиновников, политиков и бизнесом. Со своей стороны наука должна и может противостоять «заказной экспертизе»: рекомендации экспертов используются выборочно, несвоевременно, непрофессионально и в отсутствие их разработчиков. Это не позволяет Пользователям справиться с внешними конкурентными обстоятельствами, поэтому они теряют не только свои, но и общественные ресурсы и возможности.

Для повышения эффективности деятельности Экспертного сообщества по продвижению проектов и инициатив, необходимо их официальное признание обществом, бизнесом, наукой и властью. Для привлечения к работе экспертов более высокого уровня необходимо улучшить состояние финансового обеспечения их деятельности. Все мероприятия должны быть связаны между собой единым проектом. В свою очередь, разные по направлениям и целям проекты должны сводиться в единую развернутую во времени и пространстве Программу действий.

Для популяризации деятельности экспертного сообщества необходимо организовать массовое распространение информации: о сущности, целях и задачах института экспертов; о сущности проектно-целевого управления, которое предполагает, что главными фигурами выступают автор, руководитель и инвестор проекта, а не организации — заказчики проекта, которые имеют право только пользоваться его результатами; о механизмах осуществления гражданского контроля посредством общественно-политических легитимных практик и инициатив, которые позволяют перехватить информационную инициативу в вопросах формирования общественного мнения и воспитания нового поколения.

Таким образом, Общественные экспертные советы должны стать интеллектуальной площадкой, где, основываясь на принципах независимости, объективности, компетентности, доверия, прозрачности, самоокупаемости и персональной ответственности каждого эксперта, формируется независимое и объективное мнение. Деятельность этих Советов должна быть направлена на то, чтобы структурировать российский рынок инновационных научно-теоретических, общественно-политических и социально-экономических проектов, стать одним из основных его игроков и навести на рынке экспертных услуг конкурентный порядок с учетом общемировой практики.

Исследования показывают, что одноразовые, не связанные между собой мероприятия являются самым неэффективным способом решения любых, в том числе социально-экономических задач и представляют собой пустую трату времени и ресурсов. Например, по данным Счетной Палаты РФ даже при 100% выполнении Федеральных целевых программ, с точки зрения ожидаемого эффекта, отдача крайне мала в силу системных факторов, среди которых особо отмечается слабая обоснованность этих программ и предусмотренных ими мероприятий, а также не проработанность механизмов их реализации. [20]

Социально-экономической основой обоснования такого подхода является отсутствие различий между финансовыми инвестициями в различные по целям и задачам проекты, будь они коммерческими или социальными так как и те, и другие должны иметь научное обоснование, общественно-политический смысл и экономическую целесообразность.

Практика пятнадцатая. С точки зрения эффективности управления, все мероприятия должны быть связаны между собой единым проектом. Проекты собираются в «единый каталог» инновационных проектов и реализуются на собранных в «единый кадастр» инвестиционных площадках. В свою очередь разные по направлениям и целям проекты сводятся в единую развернутую во времени и пространстве Программу действий, понятную и привлекательную для большинства населения России. [21]

Программа позволит выявить «очевидные блага» и «сомнительные ценности»; установить принцип не только политического, но и экономического суверенитета; децентрализовать встречные финансовые потоки и стимулировать регионы создавать собственную доходную базу, используя свои естественные конкурентные преимущества; снизить все виды рисков и уменьшить негативные последствия посредством внедрения нового качества общественно-политического управления и самоуправления, основанного на триедином принципе «союзность, славянство, соборность», свободного от внешнего манипулирования, влияния коррупции и чиновничьей глупости, что позволит исполнить заветы наших предков «Жить своим умом и идти своим путем».

Таким образом, проведенный выше анализ состояния и функционирования науки, государственных органов, конституционного аудита, гражданского общества и экспертного сообщества в России показывает, что основной проблемой неэффективности их деятельности является отсутствие координации между общественными объединениями, коммерческими организациями, органами местного самоуправления и СМИ. По этой причине до сих пор не создана система общественного контроля над деятельностью представителей власти (чиновниками), которые превратились не только в самостоятельную политическую силу, но даже в политический класс, внутри которого сформировалась особая группа «интеркарьеристов». Они сдерживают рост конкурентоспособности российских граждан и страны в целом посредством обесценивания активов и создания в России искусственной «убыточно-долговой экономики», получающей «прибыль на потерях» и способствуют тому, что в России сложился самый высокий в мире уровень концентрации частной собственности. Они продолжают лоббировать свои интересы на всех уровнях власти и контролировать основные финансовые потоки, в том числе национально-бюджетные.

Однако, чтобы отобрать у чиновников, посредников и лоббистов их коррупционные источники и удержать экономические отношения в рамках установленных правил, необходимо решить вопрос о статусе экспертов и принятых ими решений на законодательном уровне. Политики должны понять сущность «экспертного управления» и возглавить этот процесс, так как совместная работа экспертов всех уровней подразумевает коллективное аналитическое осмысление полученной информации, в том числе и для того, чтобы изменить административный госаппарат, который продолжает «мучить население мелкими придирками и примитивными инициативами».

Новые сенсационно-разоблачительные доклады автора вы может посмотреть на сайте «Рейтинг персональных страниц» viperson.ru.
— «Матрица компетенции: политический кроссворд или ЕГЭ для российской элиты»
— «Истина вечной лжи: все кроме правды»
— «Матрица моделей глобального управления»
— «Профсоюзы как модель коллективного самоуправления»
— «Геополитика: одна Россия две стратегии»

Литература

[ 1] Аксенов В.А., Простов А.Ф. Союзная программа общественного развития СПОР.
Часть 1. М. 2003
[ 2] Степашин С.В. Конституционный аудит. М.: Наука, 2006. с. 35–40
[ 3] Митрошенков О. Экспертиза и политика //
Наука Политика- Предпринимательство, № 3, 2004. с 32.
[ 4] Простов А.Ф. Безопасность через эффективное управление. // II Всероссийский
социологический конгресс. Навигут № 18, 2004.
[ 5] Халипов В.Ф. «Введение в науку о власти» М.: ТШБ, 1996. с. 20–25
[ 6] Веллер М. «Великий последний шанс», М.: АСТ, 2006. с. 135
[ 7] Дегоев В. Кому нужна правда истории // Политический класс, №1, 2006. с. 86
[ 8] Митрошенков О. Экспертиза и политика //
Наука Политика- Предпринимательство, № 3, 2004. с 30–38.
[ 9] Кузнецов В.Н. Общенациональная цель: безопасность и благополучие Человека как фундаментальная проблема Российских общественных наук. М.: ИСПИ РАН, 2004.
[10] Простов А.Ф. Безопасность через эффективное управление. // II Всероссийский
социологический конгресс. Навигут № 18, 2004.
[11] Веллер М. «Великий последний шанс», М.: АСТ, 2006. с. 409
[12] Степашин С.В. Конституционный аудит. М.: Наука, 2006. с. 36
[13] Веллер М. «Великий последний шанс», М.: АСТ, 2006. с. 35
[14] Путин В.В. Ежегодное Послание Федеральному Собранию Российской Федерации
Президента России Владимира Путина от 25 апреля 2005 год.
[15] Степашин С.В. Конституционный аудит. М.: Наука, 2006. с. 15–25
[16] Конституция Российской Федерации. М.: Ось, 1999. Статья 3.
[17] Аксенов В.А., Простов А.Ф. Союзная программа общественного развития СПОР.
Часть 1. М. 2003
[18] Субетто А.И. Системный анализ современного общества. СПб.: Астерион, 2004. с. 13
[19] Яновский Р.Г., Простов А.Ф. Мировоззрение как элемент бесструктурного
управления социальными системами. Навигут №1, 2006
[20] Степашин С.В. Конституционный аудит. М.: Наука, 2006. с. 265
[21] Яновский Р.Г. Глобальные изменения и социальная безопасность. М.: 1999.с 18

* «Политическая кибернетика» включает в себя серию статей по теме «Кратология»: «Политическая власть», «Экономическая власть», «Криминальная власть», «Судебно-правовая власть», «Экспертная власть», «Духовно-творческое самоуправление» и др. Необходимо исходить из того, что ФЦП и ПНП ставят своей конечной целью не просто перераспределение бюджетных средств по регионам, а создание «новой модели регионального управления», по сути, проектно — целевого.

** Синергетический (системный) эффект возникает как результат совместного действия различных элементов системы, приобретающей новое качество, которого элементы системы не могут достичь, действуя по отдельности. Управление этими эффектами определяется как функция любых организованных систем, необходимая для сохранения их структуры и поддержания режима деятельности при реализации своих программ.

*** Экспертиза (от лат. «опытный») — исследование специалистом каких-либо вопросов, решение которых требует специальных познаний в области науки, техники, искусства для предоставления по ним мотивированного, аргументированного заключения или научного обоснования.

**** «Кибер» — от первоначального смысла понятия «кибернетика» — «искусство управления связями в системах». «Кибер-синергетический» подход означает оценку всех процессов, явлений и событий с точки зрения эффективности управления ими с целью получения заранее обозначенного по количественным и качественным параметрам результата.



К началу

На Главную


 
 
  © Все права защищены 2012-2015г.
Дизайн «ООО Системы будущего».
Сопровождение сайта www.OvoFix.ru
 
125480 г. Москва ул. Планерная д.3 кор.3 "Аэроэкология"
+79857623942 +74959442622 +79099929596 +79099929594
narod-akademia.com