ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ


http://lg.tcvin.snu.edu.ua/ru/hristosoznanie/osnovnye-podhody/188-sozdanie-edinogo-mezhdunarodnogo-informacionnogo-po/334-noosfera-i-kollektivnyj-razum

Ноосфера и коллективный разум

Б.Б.Славин

Введение

Биосфера, как и любая самоорганизующаяся среда, предполагает тесную взаимосвязь между своими элементами – всеми живыми существами. Животный и растительный миры не только объединены родами и видами, но и необходимостью своего существования друг для друга. Неживая природа также является частью биосферы, оказывая влияние на формирование и изменение видов. Аналогично и человек взаимодействует как с себе подобными, так и с окружающим его миром: биологическим, геологическим и космическим. Однако ноосфера, как среда, объединяющая разумных существ и их деятельность, имеет существенное отличие от биосферы. Это отличие связано с тем, что интеграция между людьми осуществляется не на уровне генотипа (как для большей части живой природы) и не благодаря поведенческим навыкам (как у высших по развитию животных), а за счет полностью рукотворной информационной среды, с которой человек уже не просто сосуществует, а начинает составлять единое целое. В.И. Вернадский писал, что процесс формирования ноосферы «обусловлен ходом истории научной мысли, неразрывно связан со скоростью сношений, с успехами техники передвижения, с возможностью мгновенной передачи мысли, ее одновременного обсуждения всюду на планете» [1, стр. 261]. Именно по-средством обмена информацией люди объединяются в социум, в коллективный разум, и в этом смысле можно говорить о том, что ноосфера из среды превращается в единый суперорганизм. Развитие общества можно рассматривать как процесс рождения такого организма с особенным поведением и мышлением. Фактически ноосфера становится колыбелью богоподобного существа, элементами которого стали люди и информационно-коммуникационная инфраструктура.


Зарождение коллективного разума

Понятия коллективного разума и ноосферы близки между собой, но не тождественны. Соотношение примерно такое же, как между мышлением и человеком. Мышление является основной и определяющей функцией человека, но все же одной из многих функций. Коллективный разум также является функцией ноосферы, формируется всеми людьми и их окружением, включая прошлые поколения. Однако в отличие от мозга, структура которого была передана человеку по наследству от других видов животных, инфра-структура коллективного разума создается с нуля. Информационный обмен позволяет объединить мыслительную деятельность людей, и, следовательно, именно коммуникационная инфраструктура должна стать основой коллективного разума. Академик Никита Моисеев писал: «Для возникновения феномена Коллективного Разума планетарного масштаба необходимо оснащение цивилизации самыми разнообразными средствами передачи, хранения, накопления и анализа информации» [2, c. 182]. Именно развитие средств коммуникаций позволило говорить сегодня о коллективном разуме не как об аллегории, обозначающей интеллектуальную деятельность социума, а как о реальной функции единого организма.

О том, что человечество в условиях развитых коммуникаций можно описать виде единого мыслящего организма, говорилось уже давно. Франсис Хейлинген, один из идеологов рассмотрения общества как глобального суперорганизма, писал [3, с. 58]: «Еще Аристотель использовал сравнение правительства с человеческим мозгом, который всем управляет и принимает решения. Армию при этом можно сравнить с иммунной системой, которая защищает организм от внешних вторжений». Однако интеллект такого «супермозга из членов правительства» не выше интеллекта его руководителя или неявного лидера. В иерархических структурах коммуникации хорошо работают для организации передачи информации с верхних уровней власти к нижним, и обратно, но не для организации коллективного мышления. Это хорошо видно на примере деятельности государственных ведомств. Чиновники в министерствах «работают» исключительно на своего «патрона»: начальник сказал подготовить презентацию – готовят, потом отменил свое решение – не готовят. Сами министры столь же самоотверженно «работают» на главу государства, не имея возможности выступать против неумного решения. Впрочем, у них даже не вызывает сомнений сама позиция, что «начальник всегда прав».

Бизнес в поисках более эффективной модели управления продвинулся дальше чиновников. Это отличие проявилось особенно полно с созданием информационных систем масштаба предприятий, в которых прописывались и закреплялись программным способом бизнес-процессы и роли сотрудников. В условиях регламентации деятельности даже рядовые сотрудники могут «перечить» руководителю, если его установки нарушают установленные правила и нормы, ведут к снижению прибыли. Более того, некоторые производственные системы (например, японская система Кайдзен) даже включили в себе как обязательный бизнес-процесс – инициативы с мест. Помимо системы Кайдзен можно привести в пример и практику компании Google, которая позволяет сотрудникам в рамках 20% своего рабочего времени объединяться для решения задач, которые они, а не их руководители, считают важными (в частности, в рамках такой инициативы снизу был создан известный почтовый сервис Gmail). Безусловно, в бизнесе существенно меньше бессмысленной и непродуктивной работы. Однако и системы коммуникаций сотрудников на предприятиях вряд ли могут претендовать на звание коллективного мозга. Несмотря на ряд совершенствований в системах управлениях в целом «уровень интеллекта» предприятия не сильно превышает уровень его руководителя.

Казалось бы, если не предприятия, то таким коллективным мозгом могут стать социальные сети, объединяющие сотни тысяч и даже миллионы людей. Новые коммуникационные возможности глобальных комуникаций позволяют направлять массовый энтузиазм на создание масштабных проектов типа Википедии, привлекать Интернет сообщество к поиску инновационных решений в бизнесе, формировать альтернативную средствам массовой информации новостную среду и т.д. В 2006 году Джеф Хау в журнале Wired [4] впервые использовал термин crowdsourcing (crowd – толпа) для обозначения сетевых технологий, позволяющих привлекать пользователей Сети, «народных экспертов» к решению каких-либо задач. Сетевые платформы действительно раскрепощают людей, позволяют им обмениваться результатами своей мыслительной деятельности без оглядки друг на друга. В узких экспертных советах (которые часто создаются для поиска неординарных решений) отсутствие свободы и профессиональная узость приводит к унификации и поляризации мнений. Автор книги «Мудрость толпы» Джеймс Шуровьески писал: «Очень важны свидетельства, демонстрирующие, что группы, не подверженные эффекту поляризации, принимают более правильные решения и дают более точные ответы, чем все их участники по отдельности, и, как ни удивительно, коллективный разум зачастую превосходит потенциал самых эффективных участников» [5, с. 186].

Но и социальные сети оказались не подходящими в качестве коммуни-кационной платформы для Коллективного Разума. Несмотря на удивительные возможности технологии краудсорсинга, использование ее для решения сложных и масштабных задач затруднительно. Толпу можно сравнить с «многоглазым», «многоухим» и «многоинформированным» монстром, который все знает, все видит и все слышит, но мыслит как (а чаще еще и ниже) заурядный человек. Об уровне «развития» толпы хорошо говорит контент современных социальных сетей, который, как правило, соответствует типу мышления старшеклассника. Даже умные люди, попав в такую «дворовую» сетевую среду, начинают вести себя по «пацански». Самым лучшим по качеству контента краудсорсинговым проектом можно считать Википедию. Но высокий уровень статей в Википедии был достигнут благодаря сочетанию активности авторов статей и жесткой системой их модерации со стороны волонтеров-администраторов. И это при том, что энцик-лопедия всего лишь свод уже имеющейся информации, которую «толпа» помогает лишь разыскать. Если бы перед Википедией стояла задача оценки или тем более продуцирования нового контента, задача не была бы решена.

Экспертные сети

По всей видимости, Коллективный Разум будет создан на основе технологии экспертных сетей [6], призванной преодолеть недостатки краудсорсинга без потери возможностей современных технологий массовых коммуникаций. Экспертная сеть предоставляет собой коммуникационную платформу, в рамках которой специалисты независимы и осуществляют обмен мнения по своей профессиональной работе, проводят экспертизы (в том числе и коллективные), оценивают компетенции друг друга. В экспертных сетях публикуются статьи, рецензируется вся литература по профессиональной теме, обсуждаются проекты, как участников сети, так и представленные к экспертизе. Очень важно, что экспертная сеть не только проводит заказные (платные) экспертизы проектов, как это часто думают и реализуют, но и рецензирует всю литературу по своей тематике. В отсутствие сетевой профессиональной деятельности подбор экспертов не может быть объективным, а их представительство не будет репрезентативным. Технология организации деятельности экспертного сообщества в рамках сетевых коллективных коммуникаций получила название посткраудсорсинговой технологии или технологии ноосорсинга (от слова «разум»).

Одной из основных мотиваций экспертов к участию в такой сети будет являться коллективное «потребление» информации, поскольку в современное время ни один профессионал не способен охватить всю информацию по своей теме. Основной же характеристикой эксперта станет спектр его компетенций, который достаточно уникален для каждого профессионала (компетенции учитывают также и функциональные и личностные возможности эксперта). В отличие от социальных сетей экспертные сети должны быть построены на условиях полной информационной прозрачности для членов самой сети. При этом членство в сети ограничено требованиями к компетенциям, а условия участия (в отличие от краудсорсинга) предусматривают взаимные обязательства. Такая единая сетевая платформа объединит профессионалов со всех регионов, использующих различные инструменты доступа к ресурсам сети. Именно поэтому сервисы экспертной сети будут носить облачный (платформенно-независимый) характер. Облачные же технологии будут использованы и для доступа к услугам экспертной сети со стороны заказчиков. Фактически экспертная сеть является моделью единого организма, Коллективного Разума. Заказчик обращается к экспертной сети как к супер компетентному эксперту за экспертизой или поиском решения, не вникая в подробности реализации задачи. Эксперт-ная сеть как облачный сервис сама организует подбор экспертов с учетом требуемых компетенций, отсутствия аффилированности, соответствия стоимости экспертизы и т.д.

Поскольку потребительской стоимостью экспертной сети для заказчиков будет возможность оперативного и качественного проведения экспертиз и поиска решений, умение эффективно организовать коммуникации экспертов является основным достоинством сети. Такое умение реализуется в виде многочисленных интеллектуальных алгоритмов, прежде всего из области технологий Web 3.0. Инструменты семантического поиска позволят правильно подобрать экспертов. Эти же алгоритмы дадут возможность экспертам находить статьи и коллег по их компетенциям, подсказывать рецензентов и т.п. Алгоритмы относительного рейтингования предоставят инструмент объективной оценки экспертов и определения уровня их компетенций. Методы иерархического анализа, моделирования коммуникаций и др. – позволят эффективно находить коллективные решения. Экспертная сеть в отличие от социальной сети является интеллектуальной и алгоритмической, организует работу специалистов как единый оркестр. Но в отличие от корпоративных информационных систем, где за алгоритмами (процессами) теряется индивидуальность, экспертные сети позволяют своим участникам творить, мыслить.

Метаязык

Основная проблема формирования Коллективного Разума – еди-ный для всех специалистов язык. Легенда о Вавилонской башне, которая должна была достать до небес, но не была построена из-за разноязычия строителей, становится актуальной и сейчас. В легенде строители «по-страдали», пытаясь построить чересчур божественное сооружение, но ведь и Коллективный Разум претендует на богоподобную сущность. Впрочем, речь идет уже не о национальных языках. Специализация профессионалов неизбежно приводит к формированию особого, уникального для одной отрасли знаний, словаря. Пытаться противостоять этой тенденции – значит снижать эффективность работы специалистов. Так же как клетки мозга специализируются на чем-то своем, так и люди специализируются в узких областях, разговаривая только на понятном им сленге. А это означает, что их деятельность должна «переводиться» на языки других специальностей. Коллективный Мозг должен научиться работать в условиях многоязычия специалистов, он должен выработать метаязык, объединяющий различные специальности.

В свое время (с конца XIX века) была предпринята попытка создания единого языка – эсперанто (от слова «надеющийся»). И хотя на этом языке научились го-ворить сотни тысяч человек, в целом попытка оказалась неудачной. Роль между-народного языка взял на себя английский язык. Как достаточно простой, и как национальный язык крупнейших держав мира. Да, не все люди на земле говорят по-английски, еще меньше людей думает на нем, но тех знаний языка (подкрепленных еще и системами автоматического перевода), и того количества знающих английский язык людей достаточно, чтобы реализовывать международные проекты, обмениваться товарами и услугами. Попытка всех научить одному языку – утопична и неэффективна. Лучше сразу согласиться, что часть людей будет вы-полнять роль переводчиков, а часть «переводов» на понятный коллегам из других областей язык специалисты будут брать на себя. Так же как переводчик-лингвист должен знать национальные особенности языков, с которых он переводит, так и переводчик между специальностями должен ориентироваться в коммуницируемых им отраслях. А поскольку именно на пересечение различных областей знаний рождаются наиболее интенсивно новые идеи, «переводчики» между специально-стями становятся своего рода генераторами новых знаний, инноваторами.

Таким образом, метаязык Коллективного Разума – это обычный, понятный большинству людей язык, носителем которого являются профессионалы широкого профиля. Как правило, такие люди являются хорошими популяризаторами и преподавателями. К такому типу людей вполне можно отнести известного физика лауреата Нобелевской премии Ричарда Фейнмана, который был одновременно и инноватором в области теории элементарных частиц, и замечательным педагогом. Достаточно вспомнить одно из его уникальных изобретений – метод составления уравнений взаимодействия частиц через фейнмановские диаграммы, и его знаменитые фейнмановские лекции по общей физике, прочитанные в Калифорнийском Технологическом институте для студентов первого и второго курсов. Важно понимать, что назначение метаязыка не в переводе со всех других языков, а общение между специалистами разных отраслей, он не заменяет (и не может заменить) узкоспециализированные языки, он дополняет их. Аналогичная картина складывается сегодня и с национальными языками. Английский язык не «убивает» национальные, но доминирует там, где необходимо межнацио-нальное общение.

Несмотря на то, что метаязык уже используется в обмене информации между отраслями, его инфраструктура еще не создана. Появление книг и статей, выполняющих функцию межотраслевого обмена знаниями, пока является спонтанным процессом, обязанным скорее энтузиазму отдельных ученых. Существенно дальше продвинулась в этом направлении система образования, которая нуждается в междисциплинарных учебных пособиях и заказывает их для студентов. Вообще говоря, система образования должна быть интегрирована с инфраструктурой Коллективного Разума. И не только потому, что образование готовит специалистов и экспертов. Современное обра-зование становится непрерывным и требует повышения компетенций людьми теперь уже на протяжении всей жизни. Более того, в условиях экспоненциального роста знаний, даже если профессионал преподает, он через обучение обучается и сам. В недалеком будущем станет востребованным не только обучение, но и преподавание как форма обучения, начнет формироваться система коллективного самообучения. Нетрудно понять, что вся такого рода деятельность будет неразрывно связана с основной творческой деятельностью людей будущего. Но говорить о полномасштабном межотраслевом обмене знаниями пока еще рано. А без этого не будет создан и Коллективный Разум – мозг Ноосфе-ры.

Заключение

Ноосферу нужно воспринимать не только как уникальную среду, состоящую из нового вида мыслящих существ – людей и всей биолого-геологической основы, необходимой для существования человека. Подобно процессам в яйцеклетке, ноосферная среда формирует инфраструктуру нового суперорганизма, который будет жить и мыслить как единое целое. Основой этой инфраструктуры становятся информационно-коммуникационные технологии, которые позволяют реально использовать индивидуальные возможности человека в творческой коллективной деятельности. По мере развития этих технологий, когда удастся получить синергетический эффект от объединения людей в коллективный интеллект, можно будет говорить о появлении потенциально бессмертного суперорганизма, который станет заботиться о своей целостности и долговечности.

Литература

1. Вернадский В. Биосфера и ноосфера. – М.: Айрис-пресс, 2004. – 576 с.

2. Моисеев Н. Универсум. Информация. Общество. – М.: Устойчивый мир. – 2001, 200 c.

3. Heylighen F., The Global Superorganism // Social Evolution & History, 2007, Vol. 6, March, p. 57–117

4. Howe J. The Rise of Crowdsourcing // Wired, 2006, June, 14.

5. Шуровьески Д. Мудрость толпы. – М.: Вильямс, 2007. – 304 c.

6. Славин Б. Эпоха коллективного разума. – М.: Ленанд, 2013. – 320 с.


К началу

К списку статей

На Главную


 
 
  © Все права защищены 2012-2015г.
Дизайн «ООО Системы будущего».
Сопровождение сайта www.OvoFix.ru
 
125480 г. Москва ул. Планерная д.3 кор.3 "Аэроэкология"
+79857623942 +74959442622 +79099929596 +79099929594
narod-akademia.com