ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ


Путь совершенства (философия). Обзор


От древнегреческо-египетского Трисмегиста, древнегреческого Платона, английского Ди, немецкого Лейбница - к русскому Бугаеву

http://ru.wikipedia

Гермес Трисмегист

ГЕРМЕС ТРИСМЕГИСТ - (греч. Trismegistos – дословно – великий трижды) — имя, данное античными греками древнеегипетскому богу мудрости и письменности Тоту, которого они отождествили с их собственным богом Гермесом. Трисмегист проповедовал лунный культ, центром которого являлся город Гермополь.

Так же Герме́с Трисмеги́ст — ( лат. Mercurius ter Maximus) — Гермес Триждывеличайший — имя синкретического божества, сочетающего в себе черты древнеегипетского бога мудрости и письма Тота и древнегреческого бога Гермеса. В христианской традиции — вымышленный автор теософского учения (герметизм), излагаемого в известных под его именем книгах и отдельных отрывках (герметический корпус).

Гермес Трисмегист как божество

Старейшее упоминание о Гермесе Трисмегисте (Меркурии) содержится в трактате Цицерона «О природе богов», где сообщается, что на самом деле было пять Меркуриев, и тот, «которому поклоняются фенеты (жители города Фенея в Аркадии), как говорят, убил Аргуса, по этой причине бежал в Египет и сообщил египтянам законы и письменность. Египтяне этого называют Тотом, и так же называется у них первый месяц в году по лунному календарю, соответствующий началу разлива Нила».[1]

Гермес Трисмегист как философ

По Лактанцию и Августину Гермес Трисмегист известен как весьма древний автор ряда «герметических» произведений, в подлинности которых отцы церкви не сомневались.

Гермес Меркурий Трисмегист, современник Моисея. Мозаика на полу кафедрального собора Сиены, 1480-е годы

Лактанций в своем трактате «О гневе божьем» указывает, что Трисмегист гораздо древнее Пифагора и Платона. Он считает Трисмегиста одним из важнейших языческих провидцев, предсказавших приход христианства. В «Установлениях» Лактанций стремится показать, что языческая мудрость согласуется с христианским учением, в подтверждение этой мысли он обильно цитирует по-гречески трактат Гермеса «Совершенное слово», известный сейчас в латинском переводе как «Асклепий».[2]

Августин в трактате «О граде божьем», кн. 18, гл. 39, пишет, что Меркурий Трисмегист хотя и старше греческих мудрецов, но моложе Моисея. Именно, Моисей жил одновременно с великим астрологом Атласом, братом Прометея, который был прапрадедом Меркурия Трисмегиста. Августин признает Трисмегиста пророком пришествия христианства, но в отличие от Лактанция не видит в этом заслуги, ибо знание будущего Трисмегист получил от демонов, которым он служил. Августин в кн. 8 гл. 23 подробно обсуждает и порицает тот фрагмент «Асклепия», в котором описывается одушевление статуй путем магического привлечения в них духов или демонов.

Климент Александрийский упоминает 36 книг Гермеса, заключающих в себе всю египетскую философию, 6 его книг по медицине, две книги с музыкой и гимнами Гермеса, и 4 книги Гермеса о звездах. При этом Климент не цитирует ни одной из них.[3]

В средневековой Европе ходило множество трактатов на латинском языке, приписываемых Гермесу Трисмегисту и посвященных в основном магии, астрологии, алхимии и медицине, важнейшими из них являются «Асклепий» и знаменитая «Изумрудная скрижаль». Во второй половине XV века Фичино добавляет к ним греческий текст «Поймандра», то есть первые 14 трактатов т. н. Герметического корпуса.

Гермес Трисмегист, D. Stolcius von Stolcenbeerg: Viridarium chymicum, 1624

В 15-16 веках Трисмегист пользовался непререкаемым авторитетом как древнейший философ и маг. Показательно, что Фичино отложил перевод диалогов Платона для того, чтобы прежде перевести оказавшиеся в его руках трактаты из герметического корпуса. Впервые глубокое сомнение в подлинности сочинений Гермеса Трисмегиста высказал Казобон, который анализировал греческий текст фичиновского «Поймандра» и высказал предположение, что сочинения Гермеса Трисмегиста были фальсифицированы в раннехристианскую эпоху с целью приспособления христианской доктрины ко вкусам язычников и показывает, что они составлены отчасти по произведениям платоников, отчасти по христианским священным книгам.[4] Сам факт существования Гермеса Трисмегиста Казобон не отрицал, вплоть до первой половины XVIII века Трисмегиста рассматривали как реальное историческое лицо.[5]

Современные исследователи (Фестюжьер, Ф. Йейтс) полагают, что «Асклепий» и трактаты герметического свода были написаны примерно во 2-3 в. н. э., латинский перевод «Асклепия» выполнен до 4 в. н. э. При этом принято считать, что Казобон преувеличил роль христиан в создании герметических сочинений.

Сочинения

  • Асклепий,
  • Герметический корпус,
  • Изумрудная скрижаль,
  • Гермес Трисмегист. Книга двадцати четырёх философов / Вступительная статья, пер. с лат. В. Н. Морозова, М. В. Семиколенных, А. А. Элкера // Вестник Ленинградского государственного университета имени А. С. Пушкина (2) (2011), т. 2, с. 35-40.
  • Афоризмы Гермеса Трисмегиста — квинтэссенция астрологических трактатов Гермеса, собранная Стефаном из Мессины (Stephanus de Messina) для короля Сицилии Манфреда (1232—1266)

Перевод К. Богуцкого по пражскому изданию 1564 г. // Гермес Трисмегист и герметическая традиция Востока и Запада. Сост., комм. и пер. К. Богуцкого. Киев-М., 1998. ISBN 966-7068-06-4

Афоризмы Гермеса // 100 астрологических афоризмов Гермеса Трисмегиста. (Перевод с английского и латинского Сибалакова А.Г.


http://liveinsuccess.ru/ezoterika-kibalion-germetizm/

КИБАЛИОНтрактат по герметической философии.

Вышел в свет в в декабре 1908г. в американском городе Чикаго в издательстве «The Yogi Publication Society» (Название книги в оригинале – «The Kybalion. A Study of the Hermetic Philosophy of ancient Egypt and Greece»).

Настоящий автор произведения неизвестен, под «Кибалионом» стояла подпись-псевдоним «Три посвящённых». Однако многие историки и искусствоведы считают этот древнегреческий сборник герметических знаний по космологии произведением самого Гермеса Трисмегиста.


Основу трактата составляют семь герметических принципов духовной трансмутации.

Герметические принципы духовной трансмутации


Принцип Ментализма
Всё есть Мысль (Разум). Вселенная представляет собой мысленный образ («Кибалион»).

Мы всегда знаем обо всём в сфере недвижимости Ханты-Мансийска, у нас имеется постоянно обновляемая информационная база. Поэтому мы готовы вам предоставить только лучшие предложения.

Принцип Соответствия (аналогии)
Как вверху, так и внизу, как внизу, так и вверху («Кибалион»).

Неважно, что вы хотите приобрести: небольшой домик или огромное складское помещение. Для нас нет большой разницы, ибо мы предоставим вам единый уровень качественных услуг, адаптированный под индивидуальные особенности поставленной задачи. Всё подчинено единым законам, а потому подобно.

Принцип Вибрации
Ничто не покоится — всё движется, всё вибрирует («Кибалион»).

Как правило, стоимость недвижимости существуют в одном ценовом коридоре, но это не значит, что она не меняется. Мы оперативно реагируем на колебание цен, что делает сотрудничество с нами выгодным.

Принцип Полярности
Всё двойственно, всё имеет полюса. Всё имеет свой антипод (свою противоположность), противоположности идентичны по природе, но различны в степени. Крайности сходятся. Все истины не что иное, как полуистины. Все парадоксы можно примирить («Кибалион»).

Принцип Ритма
Всё течёт, всё втекает и вытекает, всё имеет свои приливы, всё поднимается и падает, маятникообразное колебание проявляется во всём. Мера колебания налево есть мера колебания направо. Ритмы компенсируются («Кибалион»).

Мы всегда поможем договориться двум сторонам, приведём желания и возможности к единому знаменателю.

Принцип Причины и Следствия
Каждый принцип имеет свое следствие, каждое следствие имеет свою причину. Всё совершается в соответствии с законом. Случай есть не что иное, как имя закона, который не распознан. Существует много планов причинности, но ничто не ускользнёт от Закона («Кибалион»).

Согласно этому принципу случайностей нет, всё подчинено тому или иному закону, всё имеет свою причину. В своей работе мы ставим превыше всего чистоту сделок и их законность, что избавит вас от возможных неприятностей в будущем.

Принцип Пола
Пол во всём — всё имеет свой Мужской и Женский принцип. Пол проявляется во всех плоскостях («Кибалион»).

Климент Александрийский, живший в III в., считал Трисмегиста автором 42 философских трактатов и манифестов,

наиболее знаменитые из которых:

Изумрудная скрижаль

О природе богов

Пимандр, или о могуществе и мудрости Божией

Гермес Трисмегист определяется историками как предтеча таких философских течений как гностицизм, и герметизм. Он основоположник алхимии, учения тамплиеров и основоположений масонства.

Сочинения Трисмегиста, носящие теологический характер, представлены 17 трактатами, входящими в «Corpus Hermeticum».

Теологическая доктрина Трисмегиста проиграла в идейной борьбе христианству. Однако его естественнонаучная доктрина господствовала в мире вплоть до начала самой эпохи Просвещения. Мало того! Она благополучно дожила и до нашего XXIв. в виде доктрины Соответствий и астрологических знаний.

Как теогонические элементы учения Трисмегиста, так и космогонические, восходят к древнейшим (около 500г. до н.э.) временам 21-ой книги «Авесты» под названием “Дамдад-Наск”, в которой описывается творение как видимого, так и невидимого мира богом Ахура Маздой. (О духе зла Ангра Манью сказано, что он в создании мира не участвовал, а вторгся в него.)



http://www.newacropol.ru/Alexandria/philosophy/Philosofs/Plato/

Философия Платона. Элементы учения

Основная часть философии Платона, давшая название целому направлению философии — это учение об идеях (эйдосах), о существовании двух миров: мира идей (эйдосов) и мира вещей, или форм. Идеи (эйдосы) являются прообразами вещей, их истоками. Идеи (эйдосы) лежат в основе всего множества вещей, образованных из бесформенной материи. Идеи — источник всего, сама же материя ничего не может породить.

Мир идей (эйдосов) существует вне времени и пространства. В этом мире есть определенная иерархия, на вершине которой стоит идея Блага, из которой проистекают все остальные. Благо тождественно абсолютной Красоте, но в то же время это Начало всех начал и Творец Вселенной. В мифе о пещере Благо изображается как Солнце, идеи символизируются теми существами и предметами, которые проходят перед пещерой, а сама пещера — образ материального мира с его иллюзиями.

Идея (эйдос) любой вещи или существа — это самое глубокое, сокровенное и существенное в нем. У человека роль идеи выполняет его бессмертная душа. Идеи (эйдосы) обладают качествами постоянства, единства и чистоты, а вещи — изменчивости, множественности и искаженности.

Душа человека представляется у Платона в образе колесницы с всадником и двумя лошадьми, белой и черной. Возница символизирует разумное начало в человеке, а кони: белый — благородные, высшие качества души, черный — страсти, желания и инстинктивное начало. Когда человек пребывает в ином мире, он (возница) получает возможность вместе с богами созерцать вечные истины. Когда же человек вновь рождается в мире материальном, то знание этих истин остается в его душе как воспоминание. Поэтому, согласно философии Платона, единственный для человека способ знать — это припоминать, находить в вещах чувственного мира «отблески» идей. Когда же человеку удается увидеть следы идей — через красоту, любовь или справедливые дела — то, по словам Платона, крылья души, когда-то утерянные ею, вновь начинают расти.

Отсюда — важность учения Платона о Красоте, о необходимости искать ее в природе, людях, искусстве или прекрасно устроенных законах, потому что, когда душа постепенно восходит от созерцания красоты физической к красоте наук и искусств, далее — к красоте нравов и обычаев, — это наилучший способ для души подняться по «золотой лестнице» к миру идей.

Второй силой, не менее преобразующей человека и способной поднять его до мира богов, является Любовь. Вообще, сам философ напоминает Эрота: от также стремится достичь блага, он и не мудр и не невежественен, но является посредником между одним и другим, он не обладает красотой и благом и именно поэтому стремится к ним.

И философия, и любовь дают возможность рождения чего-то прекрасного: от создания прекрасных вещей до прекрасных законов и справедливых идей.

Платон учит, что все мы можем выйти из «пещеры» к свету идей, поскольку способность видеть свет духовного Солнца (то есть созерцать истину и мыслить) есть в каждом, но, к сожалению, мы смотрим не в том направлении.

В «Государстве» Платон также дает нам учение об основных частях человеческой души, каждая из которых имеет свои добродетели: разумная часть души имеет в качестве добродетели мудрость, вожделеющее начало (страстное начало души) — умеренность и воздержанность, а яростный дух (который может быть союзником как первого, так и второго) — мужество и способность подчиняться разуму. Все вместе эти добродетели составляют справедливость.

Платон проводит параллели между частями души и типами людей в государстве и называет справедливостью в государстве, когда каждый человек находится на своем месте и делает то, к чему более всего способен.

Особое место в «Государстве» Платон уделяет стражам (воинам) и их воспитанию, которое должно сочетать в себе две части: мусическую и гимнастическую. Гимнастическое воспитание позволяет подчинить страсти разумному началу и развить в себе качество воли. А мусическое — позволяет смягчить яростный дух и подчинить его законам ритма и гармонии.


Читать на сайте:

http://www.newacropol.ru/Alexandria/philosophy/Philosofs/Plato/

Философа, у которого спустя 23 века после смерти остаются последователи, нельзя назвать заурядным. Платоном вдохновлялись мудрецы античности и отцы церкви, средневековые теологи и философы Возрождения, великие мыслители Западной Европы и русские философы — от Посидония и Оригена до Чаадаева и Хайдеггера. Отец идеализма оказал огромное влияние на всю нашу философию и даже на нашу современную культуру. Тем, кто помнит фильм «Матрица», уже не покажется странным платоновский миф о пещере.

Человек стремится познать мир. Но как познать то, что постоянно меняет свой облик? Как дойти до сути изменчивых вещей? Платон дает свой ответ на этот вечный вопрос. Он говорит о двух мирах: изменчивом чувственном и умопостигаемом мире идей, существующем вне времени и пространства.

Именно в познании мира идей Платон видит единственный путь к пониманию мира и его законов. Этот путь пролегает не вовне, а в самом человеке. Развитие добродетелей: мужества, мудрости, умеренности, справедливости — позволяет душе подниматься к миру идей, схватывая суть вещей. Сила же, ведущая нас по этому пути, — Эрос Птерос, любовь, дающая крылья.

Учение Платона об идеальном государстве до сих пор является камнем преткновения для философов. Утопия это или реальность? Далекий призрак тоталитаризма или высшая и лучшая форма правления? За два тысячелетия было несколько попыток воплотить эту идею...

Илья Барабаш

В своих бедствиях люди склонны винить судьбу, богов и все что угодно, но только не самих себя.

Глупца можно узнать по двум приметам: он много говорит о вещах, для него бесполезных, и высказывается о том, про что его не спрашивают.

Любимое часто ослепляет любящего.

Надежды — сны бодрствующих.

Никто не становится хорошим человеком случайно.

Круглое невежество — не самое большое зло: накопление плохо усвоенных знаний еще хуже.

Стараясь о счастье других, мы находим свое собственное.

Основа всякой мудрости есть терпение.


Читать на сайте:


http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B6%D0%BE%D0%BD_%D0%94%D0%B8

Джон Ди


http://psylib.ukrweb.net/books/mishl01/txt03.htm

Лейбниц


http://kogni.narod.ru/bug2.htm

Н.В.Бугаев

(Реферат, читанный в заседании Московского Психологического Общества)

Основные начала эволюционной монадологии

Мое сообщение состоит из положений, связанных одною общею идеей. В нем не приведены вполне основания, объясняющие мои тезисы. Эти основания являются в форме кратких пояснений и дополнений.

Такая краткость зависела от того, что я не имел времени обставить эти положения подробными доказательствами.

Кроме того мне бы следовало для большей ясности предпослать своим положениям критику предшествующих философских систем. Я этого не сделал. Для этого требовалось очень много работы и специальных знаний.

Моя система имеет некоторое сходство с монадологией Лейбница, или монадологией предустановленной гармонии, а также с некоторыми теориями современного монизма. Впрочем она отличается от них многими существенными особенностями.

В интересах большей связности я буду приводить свои тезисы в одном непрерывном изложении.

Мои положения очень отвлеченны и лишены поэтому образной конкретности. Это их недостаток. Конкретность и образность действуют не только на ум, но и на воображение и чувство, не только доказывают, но и убеждают. Моим положениям недостает художественного колорита.

Крайне об этом сожалею и прошу наперед извинить им этот недостаток.

В основе эволюционной монадологии лежит учение о монаде.

1. Монада есть живая единица, живой элемент. Она есть самостоятельный и самодеятельный индивидуум.

2. Она жива в том смысле, что обладает потенциальным психическим содержанием.

3. Психическое содержание и психизм не подлежат наблюдению по существу, а только по внешним проявлениям. Они доступны только самой монаде.

4. Психическое содержание в своем кинетическом (деятельном) моменте может быть рассматриваемо как непосредственный (интуитивный) вывод, синтез, приговор, заключение, истолкование монадой внутренних фактов своего бытия и ее отношений к другим монадам. Оно есть бытие монады для себя.

5. Психическое содержание в своем (напряженном) потенциальном моменте есть возможность к проявлению кинетического содержания в той или другой форме, при тех или других обстоятельствах. Оно иногда означает совокупность возможностей, способностей, привычек и инстинктов.

Объяснение. Постараюсь объяснить, что я разумею под выражением «монада есть живая единица».

Под именем меры в математике разумеют величину, с которою сравнивают другие величины того же рода. Под именем конкретной математической единицы разумеют постоянную меру, с которою сравнивают другие величины того же рода. От рода величин зависит выбор этой единицы.

Эта условность устраняется, как скоро мы останавливаемся на отвлеченной математической единице. Отвлеченная математическая единица характеризуется постоянством и не зависит от конкретного содержания.

Выражением «монада есть единица» я хочу сказать, что она определяется признаком постоянства. Постоянство указывает на ее неизменяемость в некоторых отношениях. Монада есть то, что в целом ряде изменений остается неизменным. Она есть целое, неделимое, единое, неизменное и себе равное начало при всех возможных отношениях к другим монадам и к себе самой. Она остается таковою для нашего сознания в некоторых сторонах своего обнаружения. Монада есть элемент. Кроме того, монада есть живая единица.

С понятием о жизни в нашем сознании связана идея изменения. Жизнь может проявляться только под видом действительного или потенциального изменения.

Не всегда однако, где есть изменение, есть и жизнь. Для того, чтоб имела место жизнь, требуется, чтоб изменение происходило в определенном порядке, следовало определенному закону, хотя бы на некотором протяжении своего течения. Этот порядок, закон, путь, это постоянное и определенное в изменении дает для нас тот смысл, которым характеризуется жизнь. Основу для этого постоянного в направлении жизни мы находим в причине или цели. Таким образом для нас жизнь есть прежде всего порядок причинных или целесообразных изменений.

Однако не всякий порядок таких изменений мы называем жизнию. Не всякое конкретное единство, характеризуемое ими, мы называем живым. Мы отличаем механизм от организма, мертвую машину от живого существа.

В живом содержании мы замечаем не одно проявление внешних причин и посторонних целей. Для нашего сознания требуется, чтобы в деятельности живого начала обнаруживалось влияние внутренних причин.

Внутренняя причина есть та, которая отмечается, различается и координируется внутри деятельного единства. В таком случае деятельное единство мы называем индивидуальностию, организмом.

Внутренняя причина отличается и оценивается этим единством. Она заметна для него. Внешняя причина вполне доступна для стороннего наблюдения. Она вся обнаруживается во внешней деятельности, ею исчерпывается и ей тождественна. Внутренняя причина не вся доступна одному внешнему наблюдению, не исчерпывается вполне внешнею деятельностию и ей не равна. По внешней деятельности мы можем заключать о внутренней причине только по аналогии, отыскивая подходящие соответствия в явлениях нашей внутренней жизни.

Это свойство заключать об ощущении и внутреннем бытии другой монады по аналогии основано на способности соощущения или симпатии.

Внешняя причина оценивается нами при помощи посредствующих понятий, а внутренняя получает полную и непосредственную оценку только во внутренней деятельности индивидуума.

Эта непосредственная оценка не доступна вполне внешнему наблюдению.

Внутреннюю причину мы называем мотивом, поводом, побуждением, целью и т. д. Непосредственную оценку называем чувством, чутьем, сознанием и другими названиями.

Внешняя причина характеризуется объективностию и относительностию, внутренняя субъективностию и непосредственностию.

Способность оценивать содержание в собственных изменениях, делать их заметными для себя, будем называть психизмом, а его потенцию и внутренний объект этой оценки – психическим содержанием.

Таким образом понятие о жизни необходимо связано с существованием причинных или целесообразных изменений, психизма и индивидуума, как самодеятельного единства.

Живым может быть только некоторое определенное, конкретное, деятельное единство, обладающее внутренними причинами и целями своих изменений, могущее давать этим изменениям внутреннюю оценку.

Живое единство вносит эту оценку в основу дальнейшего ряда своих изменений.

6. Жизнь монады с формальной стороны есть постоянный ряд изменений ее психизма в его кинетическом и потенциальном моменте. Жизнь монады есть ряд причинных и целесообразных изменений в ее организации.

7. Связь между психическим содержанием и соответствующими ему внешними отношениями и обнаружениями зависит от законов, стоящих выше и вне полного понимания монады.

8. Законы, которым подчиняется монада, называются условиями монады.

9. Эти законы не всегда могут быть выражены дискурсивно в терминах слов или понятий. Они не подчиняются иногда количественным отношениям.

10. Монада есть единица в том смысле, что она с известной точки зрения неразложима и есть как бы последняя единица (элемент) при данных условиях рассмотрения и бытия.

11. Монады бывают весьма разнообразны.

12. Они различаются по взаимному отношению друг к другу и бывают различных порядков.

13. Монады бывают первого, второго, третьего порядка и т. д.

14. Монады второго порядка могут образовать монаду первого порядка. При этом монада первого порядка образует для них тот мир, или то условие, или одно из условий, за пределы которого они вообще не переходят, пока существует монада первого порядка.

15. Монады второго порядка, или подмонады, переходят за пределы монад первого порядка только в исключительных случаях. При этом они или получают самостоятельное значение, или продолжают входить в образование других монад высшего порядка.

16. Символическими примерами монад различных порядков могут послужить следующие единицы: человечество, государство, человек – социальная монада, клеточка – биологическая монада, частица – химическая монада, атом – физическая монада, эфирный атом.

Если человек символически изображает монаду первого порядка, клеточка будет монадою второго порядка (подмонада), частица – третьего, атом – четвертого порядка. Народ или государство будет монадою первого высшего порядка (надмонадою) или монадою минус первого порядка. Эти примеры только символически объясняют положение 13.

17. Порядок монад вверх и вниз идет до бесконечности.

18. Доступный нам внешний мир может быть рассматриваем как монада по отношению к другим монадам.

19. Для нашего человеческого понимания, соответствующего нашей конечной природе, достаточно, может быть, ограничиться монадами первого порядка и миром (надмонадою первого порядка). Это означает, что у нас нет таких тонких способностей, чувств и органов, которые давали бы нам возможность замечать явления, зависящие от деятельностей монад второго и высших порядков.

20. Монады отличаются также своею сущностию.

21. Сущность их определяется теми законами, которым они подчиняются при субъективном истолковании ими фактов своего внутреннего бытия. Сущность их определяется условиями или законами их бытия. Сущность их не подлежит оценке.

22. Психическое содержание монад первого порядка по отношению к психическому содержанию монад второго порядка может быть иногда рассматриваемо как синтез (с качественным превращением), иногда как обобщение, иногда как отвлечение. Этот синтез подчиняется особым законам и получается как продукт самодеятельной работы монады. Синтез этот является в форме идеи, чувства, побуждения и действия.

23. Работа в субъективном смысле есть деятельность, сопровождаемая чувством усилия. Нет усилия, – нет работы в субъективном смысле.

24. Результат работы монады бывает большего или меньшего совершенства, подлежит большему или меньшему преобразованию и переработке.

25. Это совершенство, полнота и переработка зависят от совершенства самой монады первого порядка, ее подмонад и надмонад.

26. Монады вступают во взаимные отношения.

27. Благодаря этим отношениям, мир знаний, чувств и действий есть в то же время мир взаимных отношений монад, субъективно истолкованный. Отсюда вытекает относительность и соотносительность всех наших знаний, чувств, побуждений и действий.

28. Развитие и изменение психического содержания является результатом взаимного отношения монад, ее подмонад и ее надмонад.

29. Несколько простых монад вместе могут образовать одну сложную монаду.

30. Самый простой случай сложной монады есть сочетание двух монад или диада.

31. Диады бывают весьма разнообразны.

32. Они различаются по характеру и форме составляющих их монад.

33. Отношение сложной к составляющим ее простым монадам отличается от отношений монады к подмонаде и надмонаде.

34. Сложная монада имеет качественную однородность с составляющей ее монадой. Монада может существенно отличаться и качественно и количественно от подмонады и надмонады. Например, человек и клеточка могут представлять монаду и подмонаду. Семья и члены ее суть сложная монада и монады.

Примечание. Эти объяснения имеют символический характер.

35. Сложная монада может распадаться на простые, не теряя своего качества. Монада может распадаться на подмонады только в случаях особых допущений и предположений, выходящих иногда за пределы доступных и понятных нам условий.

36. В диаде (а, b) монады а и b не имеют всегда одинакового значения и содержания.

37. В диаде (а, b) нужно отличать момент образования и распадения диады, продолжительность, прочность и цель ее существования, отношения диады к каждой из монад и обратно, взаимное отношение ее монад, отношения ее к другим монадам простым и сложным, к целому миру и обратно.

38. Мировой процесс с внешней точки зрения приводится к последовательному образованию и распадению сложных монад различных порядков.

39. Отношение монад, имеющее некоторую прочность, называется связью монад.

40. Качество и подробности основных элементов взаимной связи монад а и b определяют самую диаду (аb).

41. То общее, на чем основана взаимная связь монад в диаде, составляет сущность диады.

42. Сущность диады подчиняется непрерывному изменению и преобразованию в направлении, определяемом обстоятельствами диады и ее монад.

43. Качественная субстанция диады заключается в качественной субстанции составляющих ее монад. Душа или внутренняя ее субстанция заключается в душе ее монад и в том общем или той связи, которая соединяет монады в диаде.

44. Монады диады не тождественны и не равны между собою. Они не одинаково представляют диаду.

45. Та монада, которая полнее представляет диаду, может быть названа центральною монадою.

46. В диаде иногда центральной монадою может временно стать другая монада. Это бывает тогда, когда существуют особые условия, благоприятствующие деятельности второй монады.

47. Жизнь монады в диаде и ее психическое содержание слагаются из психического содержания, принадлежащего ей лично (индивидуального, личного) и психического содержания диады или общего, на сколько оно делается достоянием данной монады.

48. В диаде каждый момент или элемент психического содержания монады может сделаться общим. В этом случае монада как бы представляет диаду.

49. Можно объяснить психическое единство диады или единством происхождения, или единством природы монад.

50. Монада, вполне представляющая диаду, отрешается от индивидуального психического содержания или отождествляет индивидуальное с общим в своей жизни.

51. Монада низшего развития подвигается вперед от своей связи с монадою высшего развития. Она подвигается вперед, благодаря усилиям подняться в своем развитии до высшего идеала, являющегося у ней в связи с деятельностию монады высшего развития. Усилие подняться сопровождается работою, которая в этом случае может быть названа работою поднятия.

52. Монада высшего развития поднимается в своем совершенстве, благодаря усилиям поднять другую монаду диады до высшего идеала. Усилие поднять сопровождается работою, которая в этом случае может быть названа работою подъема.

53. Поднятие и подъем могут совершаться только самостоятельною работою или активною деятельностию монады. Пассивная сторона в деятельности играет второстепенную роль. Она иногда не преобразуется в инстинкт и привычку, не делается потенциальным богатством монады. Только по мере активной деятельности и активного участия монады прочно увеличивается ее психическое содержание.

54. Во взаимных отношениях монад присутствуют две деятельности поднятия и подъема, ибо одновременно из двух монад каждая превосходит другую в каком-нибудь отношении.

55. В постоянном самодеятельном стремлении к поднятию и подъему, в деятельном активном учении и учительстве заключается работа совершенствования. Поднятие, по-видимому, отличается пассивным, а подъем активным характером; но это только кажется на первый раз. То и другое плодотворно, когда оно отличается активным характером. Поднятие без активного характера получает вид дрессировки, а пассивный подъем будет отличаться формализмом.

56. В диаде низшая монада является для высшей и для диады элементом временного и кажущегося регресса и страдания.

57. Этот кажущийся регресс есть однако необходимое условие прогресса, ибо своим сопротивлением совершенствованию одна монада поднимает активную энергию другой. Это сопротивление служит делу критики и контроля. Акция и реакция в деятельности монад суть две необходимые стороны совершенствования.

58. В диаде высшая монада является для низшей элементом действительного успеха и прогресса.

59. Диада для обеих монад есть условие прогресса.

60. Сложные монады или комплексы могут состоять из трех, четырех и скольких угодно монад.

61. Комплексы из трех монад можно назвать триадами.

62. Состав комплекса из трех монад может быть весьма разнообразен.

63. Триада, состоящая из трех монад а, b, с, может быть образована: а) из трех монад (а, b, с), имеющих отдельное самостоятельное существование; b) из диады (аb) и монады с, то есть (аb, с); с) из диады ас и монады b, то есть (ас, b); d) из диады bс и монады а, то есть (bс, а). В трех последних случаях триада есть в то же время и диада.

64. Диада (аb) может отличаться от диады [аb], смотря по условиям взаимной связи монад а и b.

65. Количество сложных безгранично превосходит количество простых монад.

66. Пройти для n монад весь цикл их взаимных отношений значит совершить полный оборот их развития, или приобресть все возможное потенциальное содержание при определенных условиях их бытия и их отношений.

67. Во взаимном отношении монад можно заметить два закона: закон монадологической косности (инерции) и закон монадологической солидарности.

68. Закон монадологической косности состоит в том, что монада не может собственною деятельностию вне отношения к другим монадам изменить всего своего психического содержания.

69. Этот закон основан на следующих соображениях. Монада совершенствуется частию благодаря своим отношениям к другим монадам. Если этих отношений не существует, она не находит источника для развития тех сторон своей природы, для которых такие отношения необходимы. Она может только развиваться тогда от деятельности ее подмонад, т. е. в направлении внутренней гармонии и в переработке прежде полученного материала.

70. Начало или закон монадологической солидарности состоит в том, что монады развиваются некоторыми сторонами своего бытия, только вступая в соотношения с другими монадами. Совершенствование ее, зависящее главным образом от этого начала, можно назвать экстенсивным.

71. Под влиянием начала солидарности монада может действовать на другую монаду и, изменяя ее психическое содержание, изменять и свое.

72. Закон взаимной солидарности монад может быть рассматриваем: или а) как атрибут их сущности, или b) как закон, выработанный их совместною жизнию, или с) как высшая ступень эволюции.

73. В психическом содержании монады нужно отличать содержание потенциальное и кинетическое.

74. В потенциальном содержании нужно отличать: а) содержание, способное тотчас перейти в кинетическое и b) содержание, переходящее в кинетическое при особых условиях, могущих обнаружиться при обстоятельствах в комбинации с монадами другого порядка, существа или развития.

75. В комплексе монады совершают весь процесс развития, благодаря своему общению с другими монадами своего комплекса.

76. Отношения монады к монадам, стоящим вне комплекса, преломляются отношениями монады к родственным ей монадам того же комплекса.

77. Эти отношения увеличивают психизм комплекса.

78. Монада каждого комплекса живет своею индивидуальною жизнию, жизнию ближайшего комплекса, следующего высшего комплекса и т. д.

79. В своих отношениях к миру монада отделяет то, что имеет значение непосредственно для ее индивидуальной жизни, от того, что она вносит в жизнь ближайшего и следующего за ним высшего комплекса и т. д., от того, что она вносит в жизнь всего комплекса.

80. Все то, что монада вносит в жизнь комплекса, перерабатывается им и воспринимаясь отражается на монаде.

81. Сложные монады распадаются и входят в образование новых комплексов.

82. Центральная монада комплекса может продолжать жизнь комплекса в другом комплексе.

83. Монады капитализируют свое прошлое и прошлое комплекса в своем потенциальном содержании, потенциальном моменте психизма (привычках, зародышах, способностях, инстинктах и т. д.).

84. Монады не исчезают, но и комплексы не исчезают.

85. Рядом с мировыми законами сохранения вещества и энергии имеет место закон сохранения времени, прошлого. Он может быть выражен формулою: прошлое не исчезает, а накопляется. Вместе с этим психическое содержание и потенциальная энергия постоянно увеличиваются. Психизм увеличивается. Это сказывается тем, что совершенство монад и комплексов постоянно увеличивается.

86. Взаимная борьба сложных монад вытекает из стремления их к идеалам высшего и более совершенного развития. Эта борьба должна быть названа борьбою за абстрактные или конкретные идеалы.

87. Что принадлежит одной, то потенциально принадлежит всем монадам и наоборот.

88. Это означает, что развитие и психическое содержание других монад потенциально принадлежат ей и обратно.

Действительно, совершенствование, принадлежащее другим монадам, может при вступлении их в соотношения с данною монадою отразиться на изменении ее психического содержания и обратно.

89. Борьба за существование сложных монад есть только одно из проявлений закона взаимной солидарности монад.

90. Когда при данных условиях сложная монада не может продолжать своего бытия в интересах дальнейшего развития, она распадается. Она распадается, когда каким-нибудь образом нарушается внутренняя или внешняя гармония ее бытия.

91. Это распадение сложной монады есть только видимое разложение. Ни монады, входившие в нее, ни сама она не исчезают.

92. Монады сохраняют свое потенциальное содержание, которое развертывается или переходит в кинетическое при благоприятных обстоятельствах.

93. Сложная монада продолжает свое существование в центральной монаде и во всех остальных.

94. Одна и та же монада, может быть членом нескольких сложных монад.

95. Если она одними сторонами входит в образование одной, а иными отличными в образование другой сложной монады, в этом случае столкновения быть не может или бывает в редких случаях. Простая монада в этом случае служит органическим членом нескольких сложных монад.

96. Если она есть органический член нескольких сложных монад и входит в них членом при посредстве некоторых общих сторон своего бытия, столкновение тогда может иметь место.

97. Монада в последнем случае может быть временным членом этих сложных монад и служить связью и живым посредником между ними.

98. По распадении сложной ее составляющие простые монады иногда входят в образование других сложных монад и черпают там элементы для своего дальнейшего развития путем поднятия и подъема.

99. Результатом этого развития будет другое более высшее понимание мира, более глубокое чувство и большая сумма потенций для ее деятельности в целях осуществления идеалов высшего порядка.

100. Основа жизни и деятельности монады – этическая: совершенствоваться и совершенствовать других.

101. Совершенствоваться значит частию увеличивать свой психизм.

102. Более совершенною монадой называется такая, у которой а) части или ее монады наилучшим образом выражают идею целого, b) у которой внутренние отношения наилучшим образом соответствуют внешним (подмонады монадам), с) у которой на большее количество монад в пространстве и во времени распространены эти соответствия.

Первое совершенство называется внутренней гармонией, второе внешней, третье силой или потенцией монады.

Первое совершенство будем называть интенсивным внутренним, второе интенсивным внешним, третье экстенсивным.

103. Внутреннею деятельностью подмонад монада может увеличивать внутреннюю гармонию, внешнюю гармонию в пределах ей известного опыта и потенции только до известного предела.

104. Конечная цель деятельности монады – снять различие между монадою и миром, как совокупностию всех монад, достигнуть бесконечного совершенства и стать над миром.

105. Жизнь монады вытекает из ее стремления к удовлетворению ей присущего побуждения к самодеятельному развитию, как высшему благу.

106. Развитие монады самодеятельное, ибо оно достигается проявлением активной энергии, преодолевающей препятствия для развития – работой.

107. Жизнь и самодеятельная работа совершенствования для монады одно и то же.

108. Монада в значительной степени обязана своим развитием самой себе. В этом заключается ее личное достоинство.

109. Так как жизнь или работа жизни ведет к совершенству монады, то жизнь, работа, достоинство монады и совершенствование суть понятия одного и того же порядка.

110. Ближайшая цель жизни монады – другая монада и мир, а по отражению она сама.

111. Отдаленная цель жизни монады есть стремление стать вне мира или над миром, сделавшись предварительно миром или через мир.

112. Основа жизни монад чисто этическая.

113. Принцип солидарности монад есть основной принцип их взаимных отношений.

114. Это начало для сложных и однородных монад называется любовью.

115. Любовь себя и других выражается в жизни в самодеятельном и свободном стремлении монад к совершенству себя и других.

116. Мир и монада, жизнь мира и монады совпадают в этой любви.

117. Любя себя разумно, монада необходимо любит других и обратно.

118. Индивидуальность и бессмертие монады всегда сохраняются.

119. В таком миросозерцании примиряются наука и история, дух и материя, пантеизм и индивидуализм, свобода и необходимость, и приобретается совсем иное воззрение на так называемое страдание.

120. Совместною жизнию монад вырабатываются общие формы их социальной жизни.

121. Эти формы получают название законов, инстинктов, привычек, обычаев, учреждений.

122. Простейшие из них и наиболее распространенные вырабатываются раньше более сложных и менее распространенных.

123. Самые распространенные и самые простейшие из них получают название физических законов природы.

124. Физические законы суть первоначальные обычаи или привычки монад, первоначальные формы их общежития.

125. Они отличаются наибольшим постоянством, ибо сформировались раньше и вырабатывались дольше.

126. Инстинкты и простейшие формы органической жизни следуют за так называемыми законами неорганической природы.

127. Простейшие социальные формы жизни предшествуют социальным формам более сложным.

128. В процессе социальной жизни монад идет постоянное превращение обычаев в привычки, привычек в инстинкты.

129. Монада может толковать свои отношения к другим монадам двояким образом:

а) в терминах внешнего изменения, то есть протяжения и движения, и

b) в терминах внутреннего изменения соответственно присущему ей психическому содержанию (ощущения, чувства и т. д.).

При таких условиях, монада есть конкретный субъекто-объект. До наступления для нее мира явлений, она была потенциальным субъекто-объектом.

130. При первом толковании другая монада является для нее с атрибутами материи.

131. При втором толковании другая монада является для нее с атрибутами духа.

132. Материя и дух суть выводы, вытекающие из двух форм отношения одной монады к другой.

133. Материя и дух понятия соотносительные. Если мы не обращаем внимания на внутреннюю индивидуальную жизнь чего-нибудь, оно является для нас материей. Если же мы обращаем внимание на внутреннюю субъективную сторону деятельности, материя является для нас одухотворенною.

134. Постоянные и выработанные совместною жизнию обычаи и привычки кладут печать закономерности и даже необходимости на взаимные отношения монад.

135. Активная деятельность, более свободная от выработанных привычек и зависящая от других высших целей, запечатлевается характером большей или меньшей случайности и произвола.

136. Все, что потенциально дается монаде извне или извнутри на основании постоянных и установившихся взаимных отношений, носит характер необходимости.

137. Все, что активно перерабатывается монадой внутри, кинетически носит характер свободы; на этом лежит печать внутренней самодеятельной работы, ибо свобода есть зависимость от внутренних отношений монады или зависимость монады от самой себя.

138. Страдание есть чисто субъективное истолкование того, что препятствия преодолеваются и работа жизни или работа совершенствования подвигается. Такое страдание имеет положительный характер. Оно сопровождается чувством удовлетворенности.

139. Страдание есть также субъективное истолкование того, что мера или гармония нарушена. Оно, достигая известного предела, необходимо принуждает волю изменить свое направление. Это страдание имеет отрицательный характер. Оно отрицательным путем содействует совершенствованию монады. Такое отрицательное страдание иногда сопровождает так называемую смерть или разложение сложной монады. В этом случае страдание есть очищение. Оно сопровождается при благоприятных условиях чувством примирения.

140. Совершенство монад бывает экстенсивное и интенсивное. Интенсивное совершенствование бывает двух родов. Оно представляет внутреннюю и внешнюю гармонию.

141. Внутренняя гармония может быть выработана деятельностию подмонад, то есть созерцательною деятельностию монады.

142. Борьба подмонад за развитие ведет к совершенствованию монады в форме внутренней гармонии.

143. Жизнь монады отражается на изменении ее потенциальной энергии, на расширении ее области возможностей.

144. Из всех благ самое высшее для монады совершенствоваться самодеятельною работою.

145. Из этих общих положений выходит объяснение всех мировых явлений и задач жизни.

Попробуем с точки зрения эволюционной монадологии ответить на вопросы, что такое мир и что такое человек?

Что такое мир?

146. Мир есть собрание громадного числа простых и сложных монад различных порядков.

147. Мировая жизнь состоит в постоянном процессе образования и преобразования сложных монад под влиянием стремления простых и сложных монад к взаимному совершенствованию при посредстве этических законов поднятия и подъема.

148. Совершенствование монад и мира имеет конечною целью с одной стороны поднять психическое содержание монады до психического содержания целого мира, с другой целый мир сделать монадою.

149. Эти цели вытекают из общего побуждения монад снять различие между миром и монадою и достигнуть для того и другой бесконечного блага. При этом вселенная как бы стремится сделать монаду целым миром, безграничным и совершенным, а монада пытается преобразовать мир в монаду. Мир увеличивает потенции монады, подвигает ее экстенсивное совершенствование, а монада стремится увеличить в мире интенсивное совершенствование. Она пытается осуществить в мире внутреннюю гармонию, превратить его в художественное здание, в котором целое соответствовало бы частям, а части целому. Из взаимного их совершенствования экстенсивного и интенсивного вырабатывается их взаимное согласие и соответствие.

150. При этом процессе однако не исчезает индивидуальность монад простых и сложных. При таком взгляде на мировую жизнь получаются все выгоды пантеизма и индивидуализма и устраняются все их недостатки.

151. Мир не равен самому себе, а постоянно улучшается, хотя в нем и в монаде потенциально заключаются все данные для их бесконечного развития и блага.

152. В основе природы монады лежит активное ощущение или воля, и ей присуща первейшая форма психической жизни – побуждение к бытию и благу путем активного, самодеятельного и свободного развития.

153. Это первичное побуждение раскрывается и переходит из потенциального в кинетическое состояние под влиянием совместной жизни монад.

154. Формы их общежития раскрываются и усложняются путем самодеятельной, активной и совместной работы монад.

155. Монада, понятая в терминах протяжения и движения, может являться для нас атомом, в терминах динамических центром сил или вихрем установившегося движения среды, в терминах психологических духом, волей или потенциальным центром ощущения, чувства, сознания и побуждения к бытию и благу.

156. Все эти определения монады только символически объясняют ее сущность. Сама по себе она заключает в себе потенциально только возможность понимать ее под этими определениями.

157. Действительная сущность и происхождение монад объясняется не философскою системой, а глубокими учениями о безусловном.

158. Изучение выработанных постоянных форм общежития монад составляет предмет точных наук о физической природе.

159. Точные науки о природе с их законами являются таким образом первыми главами социальной науки.

160. Вероятность и случайность составляют присущую принадлежность жизни мира.

161. Хаос, в котором царят только вероятности и случайности, есть первоначальное состояние несовершенного мира.

162. С развитием и совершенствованием эти случайности и вероятности мало-помалу переходят в законность, оформленность и достоверность, как продукт самодеятельной активной работы монад и присущего им стремления к благу в форме внутренней гармонии и взаимного согласия.

163. Случайности и вероятности, уменьшаясь в первоначальных отношениях монад, являются достоянием более сложных форм их социальной жизни.

164. По мере развития случайности и вероятности перемещаются из этих в другие еще более сложные и высшие формы социальной жизни.

165. Этические законы вытекают из присущего монадам побуждения к бытию, деятельности, благу и совершенству, как высшему благу. Они являются результатами законов монадологической инерции и солидарности, акции и реакции в связи с процессами последовательного поднятия и подъема монад.

166. Смерть есть один из процессов преобразования сложных монад и имеет только относительное значение.

167. Простые монады никогда не родятся и не умирают.

168. Сложные монады, постоянно изменяясь и преобразовываясь, также сохраняют свое потенциальное бытие в новых монадологических формах.

169. Различные формы одушевления и одухотворения монад суть только различные формы их совершенства.

170. Действительный мир с антропологической точки зрения есть только проекция или тень, под которою является в данный момент мировой процесс для нашего сознания.

171. В нашем обыкновенном понимании мы плохо наблюдаем только обрывки этого процесса.

172. По своему существу настоящее мира связано с его прошлым и будущим тою внутреннею связью, которая лежит в самой сущности монад.

173. С монадологической точки зрения мир не есть только одно закономерное, но историческое, этическое и социальное явление.

174. Можно в общей картине только понять главное течение этого процесса, но нельзя предвидеть его полного хода в подробностях.

175. Совершенство монад подвигается путем опыта и наблюдения. Индукция играет при этом весьма важную роль.

176. С развитием монад для них все более и более будут раскрываться разные формы монадологической жизни, но вместе с этим будет ставиться и бесконечное количество новых неразгаданных задач.

177. Бесконечность есть единственное выражение для действительной характеристики этого процесса.

178. Монадологическое миросозерцание не противоречит науке, основывается на ней и идет рука об руку с идеальными задачами этики, социологии и со всеми глубочайшими учениями о Безусловном.

Что такое человек
с точки зрения эволюционной монадологии?

179. Человек есть с одной стороны индивидуум, с другой –социальная система монад, более или менее связанная не только органическим единством, но единством идеальных целей и идеальных задач.

180. Эти задачи и цели он осуществляет по мере своих сил, средств и способностей.

181. Он – необходимое деятельное звено в мире существ или других социальных систем. Он состоит из живых элементов, проникнутых задачами и целями, соответствующими их назначению и развитию.

182. Значение человека и его обязанности по отношению к миру и другим монадам вытекают, как простые следствия его достоинства и его великого назначения в общей мировой системе монад.

183. Его конкретный и воплощенный образ при такой точке зрения не состоит из случайного собрания атомов, как бездушных камней, а есть проникнутое во всех своих частях жизнию и духом художественное здание.

184. Человек с этой точки зрения есть живой храм, в котором деятельно осуществляются высшие цели и главнейшие задачи мировой жизни.

Вот ответы эволюционной монадологии на вопросы: что такое мир и что такое человек?

Н. Бугаев

Н.В. Бугаев В ПОДЛИННИКЕ

Сочинение «Основные начала эволюционной монадологии»

Читать в формате PDF


К началу

К списку статей

На Главную


 
 
  © Все права защищены 2012-2015г.
Дизайн «ООО Системы будущего».
Сопровождение сайта www.OvoFix.ru
 
125480 г. Москва ул. Планерная д.3 кор.3 "Аэроэкология"
+79857623942 +74959442622 +79099929596 +79099929594
narod-akademia.com