ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ


http://postnauka.ru/talks/31900

Точка зрения.

Референдум о независимости Шотландии

Мнения экспертов ПостНауки о возможных последствиях независимости Шотландии

17.09.2014

В формате «Точка зрения» ПостНаука знакомит читателей с мнениями наших экспертов об актуальных проблемах общества, образования и науки. В новом выпуске мы попросили наших авторов высказать свою точку зрения о последствиях референдума в Шотландии и истории вопроса.

Виктор Вахштайн
кандидат социологических наук, заведующий кафедрой теоретической социологии и эпистемологии РАНХиГС при Президенте Российской Федерации, профессор факультета социальных наук МВШСЭН

С конца 90-х годов (а в действительности еще раньше — до того, как в результате деволюции и усиления политической автономии был восстановлен шотландский парламент) улицы Эдинбурга украшают говорящие надписи: «Brits out», «Scots not Brits». Сознательные горожане открывают для себя новые формы исторически мотивированного вандализма — сшибают с почтовых ящиков одну лишнюю римскую цифру I в маркировке E.R.II. Потому что E.R.II — это знак королевы Елизаветы II, которая для шотландцев — Елизавета I. (Когда на английском престоле сидела предыдущая Елизавета, в Шотландии была своя королева, Мария Стюарт, обезглавленная как раз по приказу Королевы-девственницы.) На постаменте памятника Политическим Мученикам Шотландии на старом эдинбургском кладбище регулярно подновляется сделанная от руки надпись: «Remember Thomas Muir. Free Scotland». И хотя уже не все шотландцы помнят сосланного в Австралию борца за независимость Томаса Мюира, его мечта — спустя двести лет после его смерти — как никогда близка к осуществлению.

Если мы бегло проанализируем доминирующие в публичном пространстве нарративы об отделении Шотландии, то увидим два лидирующих (причем с заметным отрывом): экономический и исторический. Исторические корни шотландского национализма очень легко использовать в качестве универсального объяснения: непременно нужно вспомнить про восстание якобитов, незаживающую рану «резни в Гленко», религиозное деление, шотландский романтизм как основание шотландского возрождения и пересборки национальной идентичности в XIX веке. Экономический нарратив даже более убедителен: нужно напомнить про стремительный рост ВВП (Шотландия уже догнала докризисный уровень, а Англия — еще нет), про структуру расходов в шотландском бюджете (в отличие от англичан, шотландцы в период последних, инициированных консерваторами реформ удержали множество «социалистических» привилегий, особенно в образовании и здравоохранении), ну и конечно же — нефть. Всем историческим и политическим объяснениям российский читатель предпочитает углеводородное.

Эти два доминирующих нарратива заслоняют от нас очень важный феномен, свидетелями которого мы становимся. Идея суверенитета — основополагающая для политических наук эпохи модерна — сыпется на наших глазах. Старые европейские империи, не прошедшие путем тотальной «деимпериализации», справляются с мутациями собственного суверенитета совсем не так, как национальные государства. И это не только потому, что Шотландия — не Каталония и не Страна Басков, а Великобритания — не Испания. Просто сегодня Великобритания сохраняет ту аксиоматику государственности, которая была характерна для европейских стран в период до создания Единой Европы. Демонстративная проевропейская риторика Алекса Сэлмонда неотличима от традиционной антианглийской. (Именно антианглийской, а не антибританской). Крах идеи суверенитета ознаменовался слиянием панъевропейской и националистической семантики. Устоит ли последняя европейская империя? От ответа на этот вопрос зависит то, как будет мыслиться политический суверенитет во второй половине ХХI века.

Дмитрий Федосов
кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН

Мы не можем предугадать результаты референдума, но я хочу обратить внимание, что если произойдет выход Шотландии из состава Великобритании, то это будет не основание шотландской независимости, как многие думают, а возрождение. Главный аргумент противников независимости состоит в том, что уния Англии и Шотландии существовала больше 300 лет, в течение этого времени была создана Британская империя, были большие достижения в политике на мировой арене и так далее. Если вдуматься, это и есть главный довод этой партии: Британия была владычицей морей, великой державой, империей. Надо сказать, что до этого в течение примерно 1000 лет Шотландия была независимым государством. Это древнейшая монархия северной Европы, старше скандинавских стран. К тому же это единственная единая монархия, которую породили кельтские народы. В Ирландии была совсем другая история, хотя Ирландия сейчас и независима.

Опросы в Шотландии показывают весьма разные данные, назывались цифры в пользу различных сторон уже на подготовительном этапе. Но ведь подавляющее большинство опросов — это заказные опросы, которые проводились на 1000 человек, а это совсем маленькая выборка. В этом споре, конечно, британские медиа в подавляющем большинстве выступают на стороне лондонского правительства, то есть как противники независимости.

В отличие от некоторых других референдумов в Шотландии, этот — совершенно бесспорен. Эдинбургское соглашение было подписано в 2012 году между представительством Великобритании (Дэвид Кэмерон, премьер-министр страны и по иронии судьбы человек с шотландской фамилией) и партией главных сторонников независимости, возглавляемой Алексом Сэлмондом. Сэлмонд — лидер Шотландской национальной партии и первый министр Шотландии, то есть глава исполнительной власти автономной Шотландии. В 1997 году был установлен шотландский парламент, который имеет сейчас некоторые полномочия в основном в социальной сфере: здравоохранение, образование, ставка подоходного налога в пределах 3%. Но дело в том, что все главные полномочия — макроэкономика, оборона, безопасность, финансы — находятся в Вестминстере в Лондоне. Шотландских депутатов в британском парламенте всего 59 человек, к тому же они разделены партийным пристрастием. И совершенно понятно, что в парламенте, где несколько сотен членов, они всегда оказываются в меньшинстве. А партия Тори, которая сейчас правит и к которой принадлежит Дэвид Кэмерон, имеет всего 13% шотландского электората на выборах в силу сложной смешанной избирательной системы.

Еще один важный вопрос — ядерное оружие, потому что единственное место, где в Британии стоят ядерные ракеты, — это морская база в Фаслейне близ Глазго. Когда встал вопрос, где размещать ядерное оружие, сочли, что возле Лондона это делать очень опасно, и в итоге его разместили всего в получасе езды от величайшего города Шотландии. Надо подчеркнуть, что 90% шотландцев по всем опросам выступают против ядерного оружия.

Предсказывать результаты пока рано, но я могу сказать одно: явка будет очень высокой. По некоторым данным, 97% жителей уже зарегистрировалось. Голосовать имеют право только жители Шотландии и те, кто там работает, а не обязательно шотландцы этнически.

Галина Зверева
доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой Истории и теории культуры РГГУ

Я не могу прогнозировать или предсказывать результаты референдума, но на основе материала, которым я располагаю, могу предположить, что граждане Великобритании придут к согласию. На мой взгляд, результатом референдума будет сохранение Шотландии в рамках Великобритании. В первую очередь нам надо изучать сам процесс подготовки к референдуму. Он очень важен. Как я полагаю, это возможность понять, как развиваются взаимоотношения в государстве и обществе в рамках конституционного поля. Это интересует меня больше, чем формальный результат.

В 1979 году в Шотландии состоялся первый референдум по проблеме деволюции — передачи части полномочий официальной власти регионам, в данном случае Шотландии. Понятно, что тогда инициатива исходила от шотландского общества, но активное участие в этом процессе принимали лейбористы. Результат этого референдума подтвердил, что ничего радикального произойти не может. Хотя на тот момент шотландский парламент, за который ратовали, и не был создан, это событие, на мой взгляд, было очень важным. Благодаря ему было усилено внимание центральной законодательной и исполнительной власти к проблемам регионов, прежде всего к Шотландии. По результатам референдума 1997 года был создан локальный шотландский парламент. Шотландия в данном вопросе прошла длинный путь. Парламент работает, и этот институт очень важен для всей Великобритании.

Сегодня мы наблюдаем следующий этап развития этой проблемы. Отчасти она подогревается Шотландской национальной партией. Проблемы есть, и процесс 2012–2014 годов дает возможность их обнаружить. Великобритания — демократичная страна, и я уверена, что общество сможет прийти к согласованным решениям.


К началу

К списку статей

На Главную


 
 
  © Все права защищены 2012-2015г.
Дизайн «ООО Системы будущего».
Сопровождение сайта www.OvoFix.ru
 
125480 г. Москва ул. Планерная д.3 кор.3 "Аэроэкология"
+79857623942 +74959442622 +79099929596 +79099929594
narod-akademia.com