ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ


http://vbulanov.spb.ru/042_016.phtml

Войтович Г.А. Исцели самого себя: о лечебном голодании в вопросах и ответах

ВОПРОС: Каким образом происходит переключение организма человека на полноценное (восстановительное) эндогенное питание?

ОТВЕТ: Полноценное переключение на внутренний режим питания требует абсолютного исключения пищевого энергоснабжения (даже напитков, содержащих калории) и происходит за счёт сдвига кислотно-щелочного равновесия крови в организме в сторону кислой среды и развития компенсированного (саморегулируемого) ацидоза (подобного дыхательному ацидозу). Академик М.Ф. Гулый, его ученики, а также зарубежные учёные отмечают, что при изменении кислотно-щелочного равновесия в сторону кислой среды ускоряются процессы усвоения (фиксации) клетками углекислого газа. Иными словами, по законам химии кислая среда плазмы крови легче отдаёт, а клетки крови и клетки кровеносных сосудов более активно в этот период фиксируют растворимый в крови CO2.

Работами профессора М.И. Волского и его последователей установлено, что усвоение клетками азота воздуха также ускоряется при изменении кислотно-щелочного равновесия крови в сторону кислой среды. Таким образом, азот наряду с углеродом, более активно насыщая клетку, способствует улучшению биосинтеза в ней белковых и других соединений. Доказано, что углерод CO2 в клетке преобразуется в углерод органических веществ (Эванс, Кребс и др.). Иначе говоря, при повышенном усвоении клетками CO2 срабатывает система по принципу фотосинтеза (самая идеальная биосинтетическая система в природе), и в сочетании с повышенным потреблением азота из воздуха создаются наиболее благоприятные условия для качественного построения нуклеиновых кислот, белков и других биологически активных веществ, необходимых для полноценной жизнедеятельности человека (млекопитающего).

В 1935 году Вуд и Веркман доказали, что птицы и млекопитающие способны «фотосинтезировать», т.е. усваивать CO2 из воздуха. Но эта способность млекопитающих в обычном режиме пищевого питания ничтожна в сравнении с «зелёным» миром или живыми существами, у которых в клетках нет ядра (прокариотами). В период зарождения и развития живой материи в атмосфере нашей планеты была значительно большая концентрация CO2. И живые структуры свободно фиксировали его, обеспечивая мощный синтез белковых и других органических соединений. Этот период можно назвать временем становления, развития и совершенствования живой природы на планете Земля.

Млекопитающие развивались уже в иных условиях, с меньшей концентрацией CO2 в атмосфере. В процессе эволюции уменьшилась способность их клеток усваивать CO2 и азот из воздуха. Но эти вещества поступают в организм с пищей. Процесс усвоения растворимого в крови углекислого газа клетками млекопитающих продолжает сохранять наиважнейшее значение в их жизнедеятельности и лежит в основе биосинтетических процессов каждой клетки, каждого органа и всех систем. Человек ничем не отличается в этом деле от других млекопитающих. Качественный и количественный синтез нуклеиновых кислот (из них состоит наследственный аппарат), а также аминокислот или других биологически активных веществ, структур организма человека прямо пропорционально зависит от процесса усвоения клетками растворимого в крови CO2. У молодых особей этот биосинтез более совершенен и, следовательно, качественнее, нежели у стареющих организмов. Наиболее совершенный биосинтез у человека-долгожителя, низкого качества – у лиц, рождённых с дефектным генетическим аппаратом, а также у больных-хроников, которые способны передавать по наследству дефектные гены.

У млекопитающих синтез белков и других структур живой материи не может осуществляться без процесса так называемого карбоксилирования, проще говоря, той же фиксации CO2. Чем выше уровень фиксации растворимого в крови углекислого газа клетками, тем полноценнее проходит карбоксилирование нуклеиновых кислот. Имеется и обратная связь. Чем качественнее работает наследственный генетический аппарат, тем лучше осуществляется усвоение не только растворённого в крови CO2, но и азота и углекислого газа из воздуха. В условиях развития ацидоза на голоде, то есть изменения кислотно-щелочного равновесия в сторону кислой среды, клетки млекопитающих начинают усиленно фиксировать CO2 и азот, приближаясь к уровню усвоения этих веществ клетками растений. Это и есть путь к полноценному эндогенному питанию.

При полном исключении на короткий период жизни человека (млекопитающего) пищевого энергоснабжения, то есть при изъятии пищи из питания, вначале происходит усиленное расщепление собственных жировых запасов организма на составные части. В первую очередь образуются ненасыщенные (жидкие) жирные кислоты. В их числе имеются так называемые высокомолекулярные ненасыщенные жирные кислоты, которые являются основой многих витаминов, гормонов и других биологически активных веществ. Поэтому клетки организма их незамедлительно используют в своих, необходимых для жизнедеятельности целях. Но конечными продуктами распада жира является ряд органических кислот, которые объединяются одним термином – кетоновые тела. Кроме того, как и при распаде любой ткани образуется углекислота, которая усваивается клетками в форме углекислого газа (CO2) или выделяется наружу через лёгкие. Эти конечные продукты распада жира, попадая в кровоток, изменяют его кислотно-щелочное равновесие в сторону кислой среды (ацидоза). Именно развивающийся ацидоз на голоде, подобно дыхательному ацидозу, улучшает процесс фиксации CO2 клетками или усиливает биосинтетический эффект.

Кетоновые тела при улучшении биосинтеза также более качественно усваиваются организмом, т.е. ресинтезируются в важные белковые и небелковые структуры. Однако в первые дни голодания накопление в крови кетоновых тел опережает их ресинтез. Неуклонное улучшение биосинтеза ещё не обеспечивает их достаточное усвоение организмом. Поэтому ацидоз постепенно нарастает. Наконец между пятыми-восьмыми сутками голодания наступает пик ацидоза, так называемый ацидотический криз. В этот момент усвоение клетками CO2 из крови и воздуха, а также ресинтез кетоновых тел достигает высшего уровня. Происходит качественный скачок в биосинтезе клеток человека. Он выражается в том, что накопление кетоновых тел в организме прекращается, даже несколько снижается в сравнении с их количеством в крови во время ацидотического криза. Именно в этот период биосинтез клеток человека подобен биосинтезу клеток растений, то есть клетка человека (млекопитающего) полностью разблокирована на усвоение CO2 и азота из воздуха. Это и определяет фактор полноценного внутреннего питания человека на голоде. В последующие дни после ацидотического пика кислая среда организма сохраняется приблизительно на одном уровне, незначительно колеблясь. Между семнадцатым и двадцать третьим днями голодания отмечается второй ацидотический криз, который не достигает уровня первого ацидотического пика. Какие дополнительные механизмы включаются в этот момент в организме человека, пока ещё не ясно. Затем до конца физиологического голода (40–45 дней) ацидоз сохраняется на одинаковом уровне. Это и есть регулируемый самим организмом (саморегулируемый) ацидоз, который обеспечивает совершенное питание клеток, а значит и в целом питание, энергоснабжение человеческого организма. Характерно, что после первого ацидотического пика больные начинают терять в весе значительно меньше. Если при умеренном двигательном режиме человек в первые дни теряет по килограмму веса, то после ацидотического пика – 50–150 г. Это объясняется биосинтезом, который обеспечивает эффект плюс калории. Для того, чтобы потеря жира была более весомой, обязательным условием для лиц с повышенным весом является интенсификация двигательного режима. Некоторые больные, чтобы потерять тот же килограмм в течение дня, после ацидотического пика увеличивали двигательный режим до 30–35 км в день. У больных с примерно нормальным или пониженным исходным весом двигательный режим сохраняется в умеренном количестве до 10–15 км в день. После ацидотического криза жировая ткань расходуется у них наиболее экономно и качественно. Этот качественно иной для человека принцип питания, энергоснабжения и даёт уникальный лечебно-профилактический эффект. При этом исчезают понятия: незаменимые аминокислоты, дефицит пищевых витаминов, белков и т.д. Саморегулирующая система живого организма в это время достигает своей вершины действия.

Жировая ткань – основное сырьё для энергоснабжения физиологических клеток и усиления их барьерных функций. Клетки, которые являются наиболее слабыми в энергетическом отношении, на голоде больше других включают в себя жировые соединения. После окончания разгрузочно-диетической терапии жир в течение первых 24–48 часов пищевого питания вновь выбрасывается этими клетками в кровоток, к примеру, обкладочными клетками желудка. Поэтому в первые дни возобновления пищевого питания из рациона рекомендуется исключение жиров. Дополнительным сырьём для ресинтеза на голоде могут быть так называемые балласт–белки, патологические клетки и очаги инфекции, которые образуются в процессе жизнедеятельности человека. Утилизация этих веществ, клеток, ненужных для жизнедеятельности организма, а также удаление из него вредных соединений через кожу, кишечник, лёгкие – один из важных элементов очистки и «расшлакирования» больного организма. К примеру, у злостных курильщиков с большим стажем во время лечебного голодания возникает отвращение к курению в связи с тем, что он сам и окружающие его люди с хорошим обонянием начинают улавливать специфический зловонный запах, выделяемый через его собственные верхние дыхательные пути. У отдельных курильщиков за счёт неприятных выделений вызывается позыв на рвоту на 10–12 день РДТ в присутствии курящих людей.

Следовательно, и в этом плане при голодании происходит восстановление нормальной деятельности организма человека.

Активация работы наследственного аппарата на лечебном голодании выражается прежде всего в уникальной перестройке его ферментативной системы. Именно эти системы при улучшении работы генетического аппарата наиболее убедительно настраиваются на уничтожение патологических тканей, очагов инфекции опухолевых образований. Доброкачественные опухоли кожи – папилломы, если не очень большие, могут рассасываться в течение первых 10 дней голодания. Некоторые липомы (жировики) рассасываются быстро в течение первого курса РДТ. Другие, которые облачены в плотную капсулу, могут уменьшаться в размерах, но не рассасываться окончательно даже в течение 2–3 курсов РДТ. В то же время увеличения этих жировиков в объёме и количестве после такого лечения не наблюдается. Доброкачественные опухоли женской грудной железы и матки рассасываются преимущественно на втором курсе РДТ. Однако кистозные перерождения этих органов практически не поддаются обратному развитию. Это, по-видимому, связано с тем, что кровообращение таких опухолей ничтожное и ферменты, уничтожающие (лизирующие) патологическую ткань, не могут достичь этих участков поражения.

Имеют место случаи рассасывания рубцовых изменений внутренних органов. Поучителен следующий пример, больной Ю. 47 лет. Клинический диагноз: ишемическая болезнь сердца, нестабильная стенокардия, атеросклеротический кардиосклероз, атеросклероз аорты, мозговых и коронарных артерий, экстрасистолия. Гипертоническая болезнь II стадии. Сопутствующие заболевания: остеохондроз шейно-грудного отделов позвоночника, язвенная болезнь 12-перстной кишки с рубцовой деформацией её луковицы, экзема преимущественно верхних конечностей, зависимая от гормонов коры надпочечников (глюкокортикоидная зависимость), поливалентная (многопричинная) аллергия и другие. Больной провёл три курса фракционного варианта лечебного голодания. После первого 20-дневного курса РДТ отмечалось значительное улучшение самочувствия больного. Исчезли боли в сердце и позвоночнике, перестали беспокоить боли в подложечной области и т.д. Но на фоне положительного действия голода через две недели после возобновления пищевого питания резко обострилась экзема. Больной был предупреждён о возможности реактивации экземы на промежуточном этапе лечения, поэтому не возобновил гормональных мазей, а ограничил в питании животного происхождения белки и снял обострение экземы болтушками (лекарствами, не содержащими гормонов). После второго курса дозированного 22-дневного голодания у больного была отмечена стойкая ремиссия всех хронических заболеваний, в том числе и экземы. Третий курс РДТ был проведён как профилактический через 2 месяца после второго. Через полтора года стойкой ремиссии заболеваний у больного появилось предложение о выезде на работу за границу. В результате двух гастрофиброскопических исследований желудка установлено, что желудок и 12-перстная кишка не имеют патологических рубцовых изменений, деформаций, которые до лечебного голодания определялись на протяжении более 10 лет.

Таким образом, давняя мечта доцента, педагога, учёного осуществилась благодаря эффекту РДТ.

Дополняя этот случай исцеления, следует отметить, что на протяжении всех проводимых курсов дозированного голодания больного отговаривали окружающие, в том числе и врачи, прекратить метод лечения в связи с таким сложным комплексом заболеваний. Заведующая терапевтическим отделением поликлиники по месту жительства, врач Я-ва, неоднократно убеждала больного в том, что он напрасно тратит время на дозированное голодание при заболевании, которое не поддаётся лечению даже такими сильнодействующими средствами, как гормоны. Именно этот врач препятствовала выдаче положительной справки о состоянии здоровья для поездки за границу и заставила больного повторно провести гастрофиброскопическое обследование желудка и 12-перстной кишки.

Пациент Ю., интеллигентный человек, до последнего момента не раскрывал лечащему врачу, автору книги, какое негативное отношение было у врачей поликлиники к РДТ, которые наблюдали за его лечебным процессом в домашних условиях. И когда он отразил все психологические атаки, выздоровел и получил от противников РДТ соответствующую справку для поездки за границу, только тогда он рассказал обо всём специалисту по лечебному голоданию. К сожалению, не все пациенты выдерживают атаки с негативным отношением к голоданию.

Компенсированный ацидоз на лечебном голодании, напоминающий дыхательный, отличается от ацидоза при обострении многих хронических заболеваний, при котором компенсаторно-приспособительные механизмы включаются недостаточно и не преобладают над патологическими хроническими процессами (метаболический ацидоз). Кстати, у хроников при развитии заболевания прежде всего уменьшается усвоение клетками углекислого газа. В конце концов, у пациентов компенсаторно-приспособительные механизмы при обычных методах врачевания или без всякого лечения постепенно истощаются. Ацидоз при этом может достигнуть уровня неуправляемого (декомпенсированного). И тогда он становится угрозой для жизни больного, например, при диабетической коме у диабетиков или при астматическом состоянии у больных бронхиальной астмой и ряде других случаев.

Однако своевременное применение голода при декомпенсированном ацидозе способно обеспечивать в течение суток перевод организма в компенсированный ацидоз за счёт выраженной активизации функции так называемого общего адаптационного синдрома (гипоталамус, гипофиз, надпочечники, тканевые гормоны местного значения) и восстановления процессов фиксации клетками CO2.

По результатам научных исследований через 24 часа голодания у человека резко увеличивается секреция гипофизом соматотропного гормона (гормон роста). Он же снимает интоксикацию организма через благотворное воздействие на щитовидную железу.

Одновременно гормон роста активирует гормон поджелудочной железы глюкагон и обеспечивает усиление так называемой внутриклеточной системы циклического аденозинмонофосфата (цАМФ). Этот нуклеотид усиливает расщепление собственного жира (липолиз), отвечает за качество синтеза нуклеиновых кислот, улучшает состояние мембран клеток. В то же время нуклеотид способен уменьшать белковый антагонизм в организме, нейтрализуя медиаторы (активаторы) аллергического воспаления при иммунопатологических реакциях, то есть цАМФ выполняет очень важную, так называемую иммуносупрессорную функцию организма на уровне клеток. Этот факт в итоге как бы снимает нагрузку на иммунную систему и по принципу саморегуляции способствует её нормализации.

В то же время сам гипоталамус, образно говоря, пульт управления нервной и эндокринной системами, под действием голода-активатора выделяет тканевые нейрогормоны, способные затормозить действие фермента, разрушающего циклические нуклеотиды. Такая нейтрализация обеспечивает более стойкое повышение внутриклеточного нуклеотида. Таким образом, на голоде, уже на этапе к ацидотическому пику, срабатывают адаптационные реакции организма, направленные на снятие интоксикации, нормализацию белкового антагонизма, восстановление работы иммунной системы, генетического аппарата, барьера клеток, нейтрализацию аллергических реакций в организме и т.д.

Сами по себе симптомы или комплекс симптомов (синдромы) хронических заболеваний в большей или меньшей степени обеспечивают относительную компенсацию болезнетворного (патологического) процесса. К примеру, температурная реакция организма активизирует иммунитет (защитную реакцию организма) к болезнетворным агентам, чаще к микробам, вирусам. Болевой синдром усиливает обезболивающий эффект внутри организма, активизируя так называемые опиатные рецепторы, выделяющие внутренние наркотические вещества, и т.д. Но наибольшего, интереса для читателей заслуживает спазм бронхиального дерева при бронхиальной астме. Этот синдром уподобляется во многом действию лечебного голодания. На аллергическое воспаление в бронхо-лёгочном аппарате возникает комплекс патологических реакций, всегда задерживающих выдох. В крови за счёт этого развивается дыхательный ацидоз, который восстанавливает, а затем и усиливает процесс усвоения клетками CO2, то есть пусть даже на короткое время наступает приступ бронхиальной астмы, но всё равно при этом включаются механизмы, улучшающие качество биосинтеза. За счёт бронхоспазма нормализуется работа нуклеотида цАМФ, который в период приступа нейтрализует медиаторы аллергического воспаления. На высоте приступа, действительно, в крови не находят ни одного медиатора аллергии. Одновременно сам приступ бронхиальной астмы активизирует гипоталамус, гипофиз, которые через свои каналы так же в конце концов улучшают эффект нейтрализации аллергии. Такое комплексное воздействие, во-первых, решает вопрос восстановления проходимости бронхиального дерева и затем снимает приступ бронхиальной астмы порой без вмешательства извне. Во-вторых, своими действиями бронхоспазм в значительной степени восстанавливает общие адаптационные реакции организма и иммунопогашающую функцию клеток продолжено (пролонгировано). Таким образом, эффект защиты от аллергического воспаления продолжает сохраняться ещё долгое время после приступа. Вот почему в начале заболевания бронхиальной астмой даже при регулярном контакте аллергена с организмом приступы удушья возникают редко, 1–2 раза в год. И если не лечиться активно современными лекарствами, то можно страдать от приступов астмы, но жить долго. Так и было раньше в добрые для астматиков старые довоенные времена, когда от этого заболевания больные практически не умирали, доживали до глубокой старости. Но вот в послевоенные годы в США, Англии, а затем и у нас в стране были внедрены два варианта медикаментозного лечения. Это гормональная глюкокортикоидная терапия и лечение преимущественно в ингаляторах средствами, действующими на нервные окончания (адренергические рецепторы эфферентных клеток). И в результате появилось много тяжёлых больных, которым угрожал смертельный исход. А затем появились и смертельные исходы. Сейчас это обычное явление. Оказалось, что лекарства, их называют симпатомиметики прямого действия, через нервные окончания (мембрану клеток) быстро активизируют нуклеотид цАМФ и тем самым незамедлительно купируют бронхоспазм. Но эти химические соединения в мембранах с ферментом (хеморецептором) образуют неугодный (нестандартный) для организма белок, который с этого момента постепенно губится собственной иммунной системой. Таким образом, ослабленный болезнью рецептор нервной клетки под действием современного «лекарства» ещё больше усугубляет свои функциональные возможности, а затем вообще перестаёт работать. Кроме того, часто при этом происходит обратный эффект, когда этот хеморецептор не активируется, а наоборот – блокируется промежуточными продуктами распада химиопрепаратов. Рецепторы быстро, в течение 2–3 лет и даже скорее, выходят из строя. Уже на ранних этапах развития астмы больные вынуждены всё чаще и в возрастающих количествах дышать этими или подобными им лекарствами, принимать эти вредные для нервных окончаний средства – становятся зависимыми от таких лекарств. Наконец наступает период, когда лекарства действуют парадоксально – усугубляют бронхоспазм. Развивается угрожающее для жизни астматическое состояние, при котором может наступить смерть, если не принять глюкокортикоидные гормональные средства (гормоны коры надпочечников), которые способны заставить функционировать эти нервные окончания. Но при этом введённые извне в организм гормоны разрушают окончательно работу иммуногенетического аппарата, и создаётся ещё больший порочный круг. Можно смело назвать такое лечение шарлатанским. Но до сих пор им пользуются тысячи больных бронхиальной астмой, и врачи часто предпочитают эти методики другим, более совершенным. Воистину нужны революционные меры перестройки в лечении хроников в органах здравоохранения. Иначе растёт и будет расти число инвалидов. Больные гибнут и будут гибнуть в молодом возрасте, а врачам только остаётся разводить руками. Если в начале заболевания бронхиальной астмой болезнь можно оборвать различными йоговскими приёмами, иглотерапией, сегментарным массажем, лечением в шахтах, вариантами обычных закаливаний, то при возникновении зависимости пациента от симпатомиметиков прямого действия (ингаляторов) и гормонов можно вырваться из этого порочного круга только методом дозированного голодания.

Как ранее указывалось, при проведении первого курса РДТ у человека переключение на полноценное внутреннее (эндогенное) питание происходит на 5–8 день голодания (при условии полного исключения пищевого питания). При повторных курсах этот эффект достигается быстрее и на 3–5 сутки. У молодых здоровых людей ацидотический пик наступает раньше, у пожилых и запущенных хронических больных позже. Сам факт более быстрого и более выраженного ацидотического пика при повторных курсах говорит за пролонгированное (продолженное) восстановление биосинтеза, а следовательно, и более стойкое восстановление здоровья у человека.

При переключении на полноценный эндогенный режим питания необходимость в активации гормона роста отпадает, его выработка гипофизом приходит через 5–7 дней к нормальным показателям. Профилактику интоксикации и другие положительные эффекты с этого момента обеспечивает качественно иная, более совершенная система биосинтеза, которая при РДТ в первую очередь доводит белковый антагонизм у человека до минимума. Именно на этом этапе наибольшего эффекта достигает саморегулирующаяся система живого организма. Достаточно привести пример. Надпочечники у хроников на голоде к 14 дню голодания выделяют глюкокортикоидных гормонов больше, чем у здорового человека. Эти гормоны обеспечивают противоаллергический, противовоспалительный и другие эффекты.

Таким образом, полноценное эндогенное энергоснабжение оказалось единственным вариантом восстановительного питания, при котором не только активируются, но и восстанавливаются иммуногенетический аппарат и общие адаптационные способности человека.


К началу

К списку статей

На Главную


 
 
  © Все права защищены 2012-2015г.
Дизайн «ООО Системы будущего».
Сопровождение сайта www.OvoFix.ru
 
125480 г. Москва ул. Планерная д.3 кор.3 "Аэроэкология"
+79857623942 +74959442622 +79099929596 +79099929594
narod-akademia.com