ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ


Aнтиоксидантная система и ее функционирование

в организме человека

В. К. Казимирко, д. м. н., профессор; В. И. Мальцев, д. м. н.; Киевская медицинская академия последипломного образования им. П .Л. Шупика

Антиоксидантная система (АОС) противостоит повреждающему эффекту свободных радикалов (СР), непрерывно образующихся в организме человека.

1. Источники активных форм кислорода (АФК) в организме. В организме имеются ферменты, которые катализируют прямые реакции между своими субстратами и O2. Вклад таких реакций в общее потребление кислорода в организме невелик. Основная доля кислорода потребляется в митохондриальной системе, дающей энергию клеткам в виде АТФ. Эти реакции включены в различные пути биосинтеза, распада (обезвреживания), в метаболизм ароматических соединений, стероидов. К таким ферментам относятся флавопротеидные оксидазы. Окисление таких веществ, как ксантин, гипоксантин, L- и D-аминокислоты совершается коротким путем. Атомы водорода от этих соединений с помощью флавиновых коферментов переносятся непосредственно на молекулярный кислород, минуя систему цитохромов и цитохромоксидазы. Конечным продуктом окисления в этих случаях является не вода, а перекись водорода. В балансе тканевого дыхания процессы, которые заканчиваются образованием воды, составляют 93-95%, а заканчивающиеся образованием перекиси водорода — только 5-7%. Образующаяся H2O2 может разлагаться каталазой или использоваться в реакциях, катализируемых пероксидазой. Почти у половины лиц, страдающих врожденной акаталазией, не наблюдается никаких патологических симптомов. Это свидетельствует о том, что не только каталаза регулирует концентрацию H2O2 в организме, но и пероксидаза. Ферменты, участвующие в метаболизме H2O2, в значительном количестве содержатся в таких клеточных (печени, почек) органеллах, как пероксисомы. В них H2O2 образует простые самоокисляющиеся флавопротеиды — ферменты уратоксидаза, оксидаза D-аминокислот, оксидаза a-оксикислот, а каталаза (в клетках печени она составляет около 40% общего количества пероксисомного белка) разрушает ее. Перекись водорода образуется в реакциях с участием флавожелезопротеидов, медьсодержащих оксидаз, ферментов, содержащих молибден (ксантиндегидрогеназа, ксантиноксидаза, альдегидоксидаза). К дегидрогеназам, которые с помощью флавопротеидов переносят водород на молекулярный кислород с образованием H2O2, относятся моноамино-, диамино-, глицин-, гликольоксидазы. Действие ферментов группы монооксигеназ (гидроксилаз), в частности флавопротеидных, включает последовательные стадии, в которых восстановитель переводит флавин в дигидроформу, восстанавливающую O2 до H2O2, затем фермент-флавин-пероксидный комплекс гидроксилирует субстрат. К группе монооксигеназ (гидроксилаз) относят ферменты, которые названы цитохромами Р-450. Оксигенированию (в мембранах эндоплазматической сети клеток печени) подвергаются различные продукты метаболизма, чужеродные соединения. Промежуточным продуктом этих реакций является супероксидный радикал O2-.. Он образуется в процессе реакций, катализируемых диоксигеназами (чаще катализируют разрыв двойной связи в ароматическом кольце). Образование O2-. и H2O2 происходит при самопроизвольном окислении гемоглобина, ферредоксинов, восстановленных цитохромом b5 гидрохинонов, тетрагидроптеридинов, адреналина. Образование активных форм кислорода катализируют ионы железа. АФК постоянно производятся при взаимодействии O2 с ФМН или ФАД (флавиновыми коферментами), которые имеются в дегидрогеназах, оксидазах, монооксигеназах. Активной группой обоих коферментов является флавин (изоаллоксазин), имеющий сопряженную систему из трех колец, которая может при восстановлении принимать два электрона и два протона. Образуется O2-. в митохондриальной дыхательной цепи в QH2-цитохром-с-редуктазном комплексе (в дыхательной цепи имеются флавиновые коферменты), а также в нейтрофильных лейкоцитах и макрофагах, в которых активные формы кислорода используются для уничтожения фагоцитированных микроорганизмов. А. Ленинджер (1985) отмечает, что в митохондриях в цепи переноса электронов возможно неполное восстановление кислорода: в случае присоединения только двух электронов образуется перекись водорода (H2O2), одного — супероксидный радикал (O2-.). Восстановление O2 цитохром-с-оксидазой протекает без накопления АФК, так как фермент не высвобождает промежуточные продукты в среду (Я. Кольман, К.Г. Рем, 2000). В течении нормального аэробного метаболизма 1-2% всех электронов, движущихся по митохондриальной дыхательной цепи, превращаются в супероксид или трансформируются в перекись водорода (А. Boveris et al., 1972). Супероксид образуется и в других электронно-транспортных клеточных системах. Каждая клетка человеческого организма продуцирует около 1010 молекул (0,15 моля) супероксида в сутки (B.N. Ames et al., 1993) или около 1,75 кг в год. Приведенные данные свидетельствуют, что образование активных форм кислорода в клетках является нормальным физиологическим явлением, отрицают случайность этого события (так называемой утечки кислорода).

Таким образом, представленные выше сведения показывают, что образование активных форм кислорода может происходить: в процессе переноса электронов в митохондриальной дыхательной цепи; в реакциях, которые катализируются оксидазами (образуется перекись водорода), в том числе в свободнорадикальных процессах, совершающихся в фагоцитах; в реакциях микросомального окисления при обезвреживании веществ с участием цитохрома Р-450; в реакциях самопроизвольного (неферментативного) окисления веществ (гемоглобина, ферредоксинов, адреналина и др.); в биологических системах с наличием ионов металлов с переменной валентностью и, прежде всего, железа (свободных атомов, так называемых внегемовых).

Свободные радикалы могут инициировать перекисное окисление полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК), играющее существенную роль во многих реакциях обмена, формировании структуры клетки и, в частности, мембран. Возникающие перекиси липидов лучше растворяются в воде, чем ПНЖК, из которых они образуются, и поэтому легче вымываются из мембран, способствуя самообновлению мембранных структур. Это, по мнению И.В. Савицкого (1982), создает благоприятные условия для функционирования ферментных систем в мембранах. Перекиси липидов необходимы для биосинтеза эйкозаноидов (простагландинов, простациклинов, тромбоксанов, лейкотриенов), прогестерона. Они участвуют в гидроксилировании холестерина (в частности, при образовании кортикостероидов).

Как это было показано нами (В.К. Казимирко, В.И. Мальцев, В.Ю. Бутылин и др., 2004) интенсификация свободнорадикальных процессов, перекисного окисления ПНЖК наблюдается при развитии общего неспецифического адаптационного синдрома (стресса), т. е. практически при большинстве острых заболеваний и состояний, обострении хронических заболеваний, интоксикациях, ожогах, травмах, операциях и т. п. В основе биологической целесообразности этой интенсификации лежит усиление в возникающих экстремальных условиях синтеза эйкозаноидов, обновления мембран, детоксикационных (обезвреживающих) процессов. Накопление АФК, перекисей в значительных количествах (как это наблюдается при действии радиации, ультрафиолетового излучения, гипербарической оксигенации, интоксикациях, в том числе алкоголем) может сопровождаться целым рядом негативных изменений:

  • нарушением жидкокристаллической структуры липопротеидов мембран;
  • снижением прочности биологических мембран: разрушением мембран, набуханием и разрушением митохондрий;
  • структурно-функциональными нарушениями ферментных систем дыхания;
  • окислением сульфгидрильных групп глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы, глицеральдегидфосфатдегидрогеназы, сукцинатдегидрогеназы и др.;
  • ослаблением биосинтеза макроэргических соединений (АТФ);
  • дезорганизацией транспортных механизмов переноса ионов (Na+, K+, Ca2+ и др.), различных метаболитов между цитозолем, митохондриями и рибосомами;
  • торможением процессов биосинтеза белков, нуклеиновых кислот, других соединений;
  • повреждением (разрывом) лизосом с выходом гидролитических ферментов;
  • разрушением мембран эритроцитов, ослаблением процессов дыхания, развитием гемолиза;
  • накоплением (в результате нарушения окислительно-восстановительных процессов) продуктов промежуточного обмена, в том числе молочной кислоты, окси-, кетокислот, и развитием ацидоза;
  • инактивацией глутатиона, липоевой кислоты и др.

2. Антиоксидантная система. Повреждающему эффекту СР, АФК противостоит система противоокислительной защиты, главным действующим звеном которой являются антиоксиданты — соединения, способные тормозить, уменьшать интенсивность свободнорадикального окисления (СРО), нейтрализовывать СР путем обмена своего атома водорода (в большинстве случаев) на кислород свободных радикалов. В выведении СР и радикальных форм антиоксидантов играют роль системы естественной детоксикации. Антиоксиданты могут быть природного (биоантиоксиданты) и синтетического происхождения. Вещества этой группы имеют подвижный атом водорода и поэтому реагируют со свободными радикалами, а также катализаторами свободнорадикального окисления и, прежде всего, с ионами металлов переменной валентности. Подвижность атома водорода обусловлена нестойкой связью с атомами углерода (С-Н) или серы (S-Н). В результате взаимодействия возникают малоактивные радикалы самого антиоксиданта (они не способны к продолжению цепи), гидроперекиси разлагаются без диссоциации на активные радикалы (под действием серосодержащих соединений), образуются комплексоны с металлами переменной валентности. По-мнению исследователей (П.Г. Богач и соавт., 1981; Н.Е. Кучеренко, А.Н. Васильев, 1985), образующиеся свободные радикалы антиоксидантов малоактивны и выводятся из организма в виде молекулярных соединений — продуктов взаимодействия с другими антиоксидантами (токоферолами, хинонами, витаминами группы К, серосодержащими соединениями). Ряд антиоксидантов не обрывает, а замедляет продолжение цепи, т. е. обладает пролонгирующим действием. Несмотря на малую активность радикалов антиоксидантов, их накопление в клетках нежелательно. Антиоксиданты могут обезвреживать свободные радикалы еще до развития эффекта повреждения биомолекул. Антиоксидантная защита направлена против всех видов радикалов, образующихся в организме (B. Frei et al., 1988; N.I. Krinsky, 1988; R. Stocker, B. Frei, 1991; K.L. Retsky et al., 1993; B. Frei, J.M. Gaziano, 1993; B. Frei, 1994). Жирорастворимые биоантиоксиданты (фосфолипиды, токоферолы, витамин А, каротиноиды, убихинон, витамины группы К, стероидные гормоны) осуществляют свою защитную функцию в биологических мембранах, водорастворимые (аскорбиновая кислота, лимонная, никотиновая, серосодержащие соединения — цистеин, гомоцистеин, липоевая кислота, бензойная, церулоплазмин, фенольные соединения — полифенолы, флавоноиды, трансферрин, лактоферрин, альбумин, мочевина, мочевая кислота) — в цитозоле клеток, межклеточной жидкости, плазме крови, лимфе. Защита от повреждающего действия АФК, СР осуществляется на всех уровнях организации: от клеточных мембран до организма в целом.

2.1. Ферменты. Угроза для клеток со стороны активных радикалов устраняется действием ряда ферментов, эффективно (А. Уайт и соавт. 1981; А. Ленинджер, 1985) обезвреживающих эти соединения. Первую линию защиты от свободных радикалов составляют антиоксидантные ферменты супероксиддисмутаза, каталаза, пероксидаза. Супероксиддисмутазы (металлоферменты) катализируют реакцию:

O2-. + O2-. ––––> H2O2 + O2

Они находятся во всех клетках, потребляющих кислород. Скорость реакции чрезвычайно высока и лимитируется только скоростью диффузии O2-.. Каталитический цикл этих ферментов включает восстановление и окисление иона металла на активном центре фермента. В организме имеется три формы СОД, содержащие медь, цинк (одна находится в цитозоле, другая экстрацеллюлярная — в эндотелии) и магний (находится в матриксе митохондрий) (B. Halliwel, J.M.C. Gutteridge, 1985). Супероксиддисмутаза осуществляет инактивацию радикалов кислорода, которые могут возникнуть в ходе биологических реакций переноса электронов или при воздействии металлов с переменной валентностью, ионизирующего, ультрафиолетового излучения, ультразвука, гипербарической оксигенации, различных заболеваниях.

Почти во всех животных клетках и органах определяется каталазная активность. Особенно богаты каталазой клетки печени, почек, эритроциты. Она предотвращает накопление в клетке перекиси водорода, образуемой при аэробном окислении восстановленных флавопротеидов и из O2-..

H2O2 + H2O2 ––––> O2 + 2H2О
каталаза

Каталаза может разложить 44 000 молекул H2O2 в секунду (относится к числу ферментов с наиболее высоким числом оборотов). Для расщепления большого количества перекиси водорода требуется малое количество фермента. Как и в случае супероксиддисмутазы, скорость реакции определяется диффузией и не требует энергии для активации. Каталаза преимущественно находится в пероксисомах (B. Halliwel, J.M.C. Gutteridge, 1989; R. Stocker, B. Frei, 1991), внеклеточно каталаза находится в незначительных концентрациях. Наибольшая активность каталазы в организме характерна для печени. К алиментарным факторам, понижающим каталазную активность, относят недостаточность витаминов группы В, фолиевой кислоты, биотина, пантотеновой кислоты, рибофлавина, витамина А. Снижение активности каталазы наблюдается при избытке метионина, тирозина, цистина, меди, цинка. В эритроцитах при высокой скорости образования перекиси водорода (1010-109 моль H2O2 на 1 мг гемоглобина в 1 мин) преобладает активность глутатионпероксидазы, а при низкой скорости образования H2O2 (109-107) — защитное действие оказывает в основном каталаза.

В печени, почках, нейтрофильных лейкоцитах обнаруживается пероксидазная активность.

H2O2 + H2O2 ––––> 2H2О + RO2
пероксидаза

Миелопероксидаза в нейтрофилах окисляет ионы галогенов до свободного галогена, являющегося эффективным бактерицидным агентом. В эритроцитах, печени, хрусталике глаза имеется глутатионпероксидаза, которая содержит селен и специфично окисляет восстановленный глутатион. Как каталаза, так и пероксидаза могут утилизировать как субстраты органические гидроперекиси (например, гидроперекись этила, надуксусную кислоту). Полагают, что в животных тканях каталаза действует, как пероксидаза.

В пептидной цепи глутатионпероксидазы имеется остаток селеноцистеина — аналога цистеина, в котором атом серы замещен атомом селена. Селеноцистеин входит в активный центр фермента. Глутатиопероксидаза может восстанавливать гидроперекиси свободных жирных кислот, гидроперекиси фосфолипидов, эстерифицированных жирных кислот (B. Halliwel, J.M.C. Gutteridge, 1984). Глутатионпероксидаза, окисляющаяся до GSSG, восстанавливается НАДФН-зависимым ферментом глутатионредуктазой. Антиоксидантные ферменты играют важную защитную роль и во внеклеточных пространствах, где они содержатся в незначительных концентрациях (B. Frei et al., 1988; R. Stocker, B. Frei, 1991).

Во всех животных тканях содержится глутатион (гамма-глутамилцистеининглицин) — самое распространенное сульфгидрильное соединение в клетках. Глутатион содержит нетипичную гамма-связь между Glu и Cys. Восстановителем является тиольная группа цистеинового остатка. Функцией фермента является поддержание активного состояния многих ферментов, самопроизвольное окисление которых приводит к образованию дисульфидной группы: глутатион восстанавливает сульфгидрильные формы. Окисленный глутатион восстанавливается флавопротеидом глутатионредуктазой, которая утилизирует Н+ из НАДФ.Н+Н. Две молекулы восстановленной формы (GSH) при окислении образуют дисульфид (GSSG).

НАДФ + Н++GSSG ––––> НАДФ+ + 2GSH.

Восстановленный глутатион — главный антиоксидант эритроцитов, он служит коферментом при восстановлении метгемоглобина в функционально активный гемоглобин. С помощью восстановленного глутатиона осуществляется детоксикация H2O2 и гидроперекисей, которые образуются при реакции активных радикалов кислорода с ненасыщенными жирными кислотами мембраны эритроцитов. Вторым важным защитным ферментом в эритроцитах является селеносодержащая глутатионпероксидаза. В гексозомонофосфатном шунте (пентозном цикле) образуется НАДФ.Н+Н, который поставляет Н+ для регенерации восстановленного глутатиона (GSH) из глутатион-дисульфида (GSSG) с помощью глутатионредуктазы. Восстановленный глутатион содержится в клетках (в милимолярных концентрациях), плазме, других средах (в следовых количествах). В значительных количествах он имеется в нижних дыхательных путях, где нейтрализует поступающие из атмосферы озон, NO.

Селен представляет собой компонент глутатионпероксидазы и является выраженным синергистом витаминов антиоксидантной группы. Этот микроэлемент — важная составная часть сбалансированного питания (в почвах Украины имеется его дефицит). Необходимые суточные добавки к пище селена составляют около 70 мкг для мужчин и 50 — для женщин (0,87 мкг/кг). В крови часть селена связывается с белками, концентрация его в тканях органов значительно различается. Об уровне селена в организме можно судить по активности глутатионпероксидазы, особенно это касается лиц с низким потреблением селена. Из организма селен удаляется в основном путем экскреции с мочой. Токсичность селена весьма низкая: клинические проявления наблюдаются при длительном приеме 1 мг/сут и более. Молекулярные механизмы развития токсичности неизвестны. От содержания селена в организме зависит функционирование цитохрома Р-450 в эндоплазматической сети клеток печени, а также транспорт электронов в митохондриях. Дефицит его в организме сопровождается развитием алиментарной мышечной дистрофии, эндемической селенодефицитной кардиомиопатии. Сниженное содержание этого микроэлемента обнаруживают у больных инфарктом миокарда, миокардиодистрофиями, дилатационной кардиомиопатией. Применение селена положительно влияет на процессы регенерации в сердечной мышце после перенесенного инфаркта миокарда. Он стимулирует иммуногенез и, в частности, продукцию антител, участвует как антиоксидант в окислительно-восстановительных процессах, дыхании клетки, синтезе специфических белков. Дефицит его у животных сопровождается фиброзом, дистрофическими процессами в поджелудочной железе, некрозами в печени, эозинофильным энтеритом, который протекает на фоне недостаточности витамина Е. У животных наблюдается задержка роста, развития, нарушается репродуктивная функция. Имеется отрицательная обратная корреляция между потреблением селена, его уровнем и смертностью от злокачественных заболеваний легких, молочной железы, кишечника, яичников. Он оказывает и непосредственное повреждающее действие на злокачественные клетки. Кроме антиканцерогенного действия селен имеет и антимутагенный эффект, противодействует токсическому влиянию тяжелых металлов (возможно за счет образования нерастворимых комплексов, восстановления дисульфидных связей в белках в SH-группы). Важнейшей ролью селена является его вхождение в состав глутатионпероксидазы — фермента предохраняющего клетки от токсического действия перекисных радикалов. Имеется связь между селеном и витамином Е — они влияют на разные этапы образования органических перекисей: токоферолы подавляют (предупреждают) перекисное окисление полиненасыщенных жирных кислот, а содержащая селен глутатионпероксидаза разрушает уже образовавшиеся перекиси липидов, перекись водорода. Глутатионпероксидаза, не содержащая селен, — глутатион-S-трансфераза — разрушает только перекись водорода (как и каталаза). При достаточном поступлении в организм витамина Е проявления дефицита селена значительно нивелируются. Наибольшее количество селена содержится в белках с высоким содержанием цистина: образуются трисульфиды, которые подобно сульфгидрильным группам мембранных белков, регулируют стабильность и проницаемость мембран. При дефиците селена и снижении активности глутатионпероксидазы повышается гемолиз эритроцитов вследствие действия перекиси водорода и липоперекисей. На активность глутатионпероксидазы влияет уровень содержания витаминов С и А, которые способствуют усвоению селена, его транспорту и утилизации. Селен также принимает участие в фотохимических реакциях, связанных с функцией зрения. Витамин Е предупреждает окисление селена, способствует его сохранению. Добавка селена при Е-дефицитном рационе тормозит накопление липоперекисей, ликвидирует или предупреждает симптомы Е-витаминной недостаточности. Восстановленный глутатион и глутатионпероксидаза превращают липоперекиси в менее токсичные оксикислоты и этим предупреждают повреждение биоструктур. Пополнение фонда глутатиона происходит за счет аминокислот, которые содержат серу.

2.2. Жирорастворимые антиоксиданты. Витамины Е (a-токоферол), А (ретинол) содержатся и обезвреживают свободные радикалы в жировом слое клеточных мембран. Из токоферолов биологически наиболее активным является a-токоферол. Он, как и витамин С, — донатор водородных ионов и называется «жертвоприносящим» антиоксидантом (B. Halliwel, J.M.C. Gutteridge, 1985), ограничителем свободнорадикальных реакций. Альфа-токоферол превращается в радикал, который может дальше реагировать с другим перекисным радикалом и в результате образуется нерадикальное соединение. Он стабилизирует мембранные структуры, в которых совершаются процессы свободнорадикального окисления, угнетает образование липоперекисей, разрывает цепь свободнорадикального окисления путем нейтрализации свободных радикалов в момент их образования. Молекулы витамина Е локализуются во внутренних мембранах митохондрий. Они защищают их, а также лизосомы от повреждающего действия перекисей, поддерживают функциональную целостность внешней цитоплазматической мембраны клеток и являются основным фактором резистентности эритроцитов к гемолитическим ядам, важнейшим элементом защиты при действии различных повреждающих факторов, патологических состояниях. Альфа-токоферол, располагающийся в липопротеиновом слое клеточных мембран и защищающий клеточные мембраны от перекисного окисления, является главным жирорастворимым антиоксидантом в организме (B. Halliwel, J.M.C. Gutteridge, 1985). Он эффективно прерывает цепные свободнорадикальные реакции в процессе переокисления ненасыщенных жирных кислот в мембранах, предупреждает атерогенные изменения ЛПНП (B. Frei, J.M. Gaziano, 1993). Являясь донатором водородных атомов витамин Е может инициировать цепную радикальную реакцию пероксидации липидов (W.A. Pryor, 1994). Его радикал незначительно активен в отношении свободных жирных кислот. In vitro аскорбиновая кислота восстанавливает окисленную форму токоферола. Наличие подобного эффекта (взаимодействия между этими витаминами) in vivo окончательно не подтверждено (G.W. Burton et al., 1990). Альфа-токоферол играет важную роль в обмене селена — составной части глутатионпероксидазы, которая защищает мембраны от пероксидных радикалов. Предотвращая аутоокисление липидов мембран, a-токоферол снижает потребность в глутатионпероксидазе. Витамин откладывается в жировой ткани, мышцах, поджелудочной железе, других тканях. Существует прямая связь между витамином Е и тканевым дыханием и обратная связь со степенью окисления липидов.

Витамин А и каротиноиды. Витамин А необходим для образования серосодержащих биомолекул, связывания и обезвреживания эндогенных веществ и ксенобиотиков. Как антиоксидант он тормозит превращение сульфгидрильных групп в дисульфидные. Может участвовать в окислительно-восстановительных реакциях благодаря наличию двойных связей в молекуле, способности образовывать перекиси, которые повышают скорость окисления других соединений. Принимает участие в синтезе гликопротеинов, воздействует на метаболизм мембранных фосфолипидов. Антиоксидантное действие витамина А объясняется участием в обмене тиоловых соединений, нормализацией функционально-структурных свойств мембран. Он препятствует канцерогенному действию бензпирена и других веществ, что обусловлено способностью тормозить микросомальное окисление этих соединений. С антиоксидантным торможением превращения ксенобиотиков связаны и антимутагенные свойства витамина А. Окисленные промежуточные продукты b-каротина и витамина А могут иметь прооксидантные свойства. Установлено (G.W. Burton, K.U. Ingold, 1984), что b-каротин наибольшую антиоксидантную активность проявляет при низком парциальном давлении в крови, хотя в целом как антиоксидант он уступает b-токоферолу. При высоком содержании кислорода b-каротин может проявлять прооксидантную активность (G.W. Burton, K.U. Ingold, 1984). b-Каротин расходуется при обезвреживании оксидированных липопротеидов низкой плотности (H. Esterbauer et al., 1992; S.M. Lynch et al., 1994), реагирует с синглетным кислородом (G.W. Burton, K.U. Ingold, 1984). Он может реагировать с перекисными радикалами в так называемой добавочной реакции без донации гидрогенного атома (G.W. Burton, K.U. Ingold, 1984; D.C. Liebrer, 1993). Промежуточные радикалы дериватов b-каротина могут взаимодействовать с O2, образуя перекисные радикалы (D.C. Liebrer, 1993), которые могут в дальнейшем инициировать цепную реакцию пероксидации липидов.

Соотношение концентраций в организме b-каротина и a-токоферола составляет около 1:20 (B. Frei, J.M. Gaziano, 1993). b-Каротин расходуется в организме после использования запасов b-токоферола (S.M. Lynch et al., 1994). Его роль в атерогенезе и канцерогенезе как биоантиоксиданта в настоящее время устанавливается. Требует уточнения и роль b-каротина и других каротиноидов в физиологических условиях как «уборщиков» радикалов. Имеются сомнения (B. Frei, 1994), что свое антиатерогенное действие витамин А реализует через антиоксидантную активность. b-Каротин, другие каротиноиды как антиоксиданты действуют совместно с витаминами Е и С. Витамины С, Е, b-каротин составляют так называемую антиоксидантную витаминную группу. Их поступление в организм снижает риск развития рака, сердечно-сосудистых заболеваний, катаракты. Витамин А — естественный пищевой продукт, который помимо антиоксидантной роли необходим в организме для поддержания целостности мембранных структур, роста, развития. Витамин А влияет на процессы клеточной дифференциации, пролиферации, репродуктивные процессы, от уровня его содержания в организме зависит состояние иммунной системы, зрение. Предшественниками ретинола являются каротиноиды, которые превращаются в витамин А в тонкой кишке. Каротиноиды более эффективно, чем витамин А, уничтожают свободные радикалы, в т.ч. синглетный кислород, который может привести к развитию неопластического процесса. Каротиноиды даже при многолетнем применении и в достаточно высоких дозах не проявляют токсичность.

Имеется тесная связь между витамином А и другими антиоксидантами. Так, высокие дозы витамина А уменьшают содержание запасов в организме аскорбиновой кислоты. У животных витамин А может уменьшать активность витамина Е и понижать его уровень в плазме и печени (у человека это не подтверждено). Витамин Е предохраняет клетки от разрушения мембран, которое наблюдается при гипервитаминозе А, уменьшает тератогенный эффект. Витамин А уменьшает отрицательные эффекты токсичности витамина D у животных (в том числе гиперкальциемию). Может наблюдаться антагонизм между витаминами А и К: развивается гипопротромбинемия у людей с гипервитаминозом А. Недостаток в организме белка повышает риск развития гипервитаминоза. С высоким уровнем витамина А в сыворотке крови может быть связана гиперлипопротеинемия. Негативно влияет на обмен витамина А в организме (потребление, депонирование) недостаток железа и цинка.

Из всех каротиноидов b-каротин обладает наибольшей биохимической активностью. Фактически ингибитором свободнорадикального окисления, в т.ч. синглетного кислорода, является не ретинол, а b-каротин. Он, помимо выраженного антиоксидантного эффекта, принимает участие в процессах деления иммунокомпетентных клеток, синтезе иммуноглобулинов, в том числе секреторного иммуноглобулина А, интерферона, лизоцима и других факторов специфической и неспецифической защиты от инфекций, активирует ферменты лизосом в фагоцитах, что необходимо для переваривания патогенных микроорганизмов.

Убихинон (коэнзим Q). Он необходим для течения в клетках процессов окисления и локализован преимущественно в мембранах митохондрий. Принимает участие в транспорте электронов по дыхательной цепи на участке между флавиновыми ферментами и цитохромами. Как и витамин Е, он является ингибитором радикалов фенольного типа, непосредственно реагирует с перекисными радикалами, уменьшает их концентрацию, стабилизирует мембраны. Витамин Е осуществляет первичную защиту от перекисного окисления, а убихиноны присоединяются к процессу после значительного использования витамина.

Эстрогены. Благодаря липидофильности стероидные гормоны имеют мембраннотропные свойства. Из стероидных гормонов антиоксидантными свойствами обладают эстрогены. Активность свободнорадикального окисления повышается в период циклов, когда концентрация эстрогенов низкая и наоборот. Эстрогены регулируют микросомальное окисление, поддерживая активность монооксигеназной системы. При патологических состояниях, которые сопровождаются чрезмерным усилением процессов свободнорадикального окисления, эстрогены предупреждают нарушения микросомального окисления, противодействуют повреждению биомембран.

2.3. Водорастворимые антиоксиданты действуют во внутриклеточной и межклеточной жидкости. Такой важный водорастворимый антиоксидант, как аскорбиновая кислота в организме человека не синтезируется, а поступает с пищевыми продуктами (преимущественно овощами и фруктами), в т.ч. в виде окисленной формы — дегидроаскорбиновой кислоты. До сих пор не определены все ферменты, в состав простетических групп которых входит витамин С. Одним из основных свойств витамина является способность к окислительно-восстановительным превращениям. Аскорбиновая кислота способна окисляться в дегидроаскорбиновую кислоту и, таким образом, вместе с ней она представляет окислительно-восстановительную систему, теряющую и присоединяющую электроны и протоны. При этом витаминная активность не снижается (менее стойкая и теряет биологическую активность дегидроаскорбиновая кислота). Как важный компонент биологической антиоксидантной системы витамин С взаимосвязан с глутатионом и токоферолом. Он принимает активное участие в микросомальном окислении эндогенных и чужеродных веществ, стимулирует активность цитохромного звена, процессы гидроксилирования (играет роль восстановителя). От обеспеченности аскорбиновой кислотой зависит активность цитохрома Р-450, фагоцитарная активность нейтрофилов и макрофагов, их антимикробные свойства. Значительную защитную роль как антиоксидант витамин С играет при токсическом действии различных соединений. Аскорбиновая кислота является мощным антиоксидантом, синергистом b-каротина и токоферола. Дефицит аскорбиновой кислоты в организме, помимо снижения антиоксидантной защиты, сопровождается нарушением синтеза коллагена. Аскорбиновая кислота участвует в выработке энергии, необходимой для синтеза интерферона и других цитокинов. Всасываясь в кровь, аскорбиновая кислота быстро попадает в лейкоциты, усиливает их способность к хемотаксису (R. Anderson, 1981; W.R. Beisel, 1982; R.S. Panush et al., 1982; R. Anderson et al., 1987).

Интенсивнее всего нейтрофилы поглощают витамин С во время «дыхательного взрыва», необходимого для биосинтеза бактерицидных свободнорадикальных субстанций (R. Moser, F. Weber, 1983). После активации фагоцитов содержание в них аскорбиновой кислоты падает (H. Нemilla et al., 1985; H. Oberritter et al., 1986). Обогащенные аскорбиновой кислотой нейтрофилы усиливают свою способность распознавать и уничтожать (чаще путем фагоцитоза) предраковые клетки, бактериальные, вирусные и другие чужеродные агенты. В норме концентрация витамина С в нейтрофилах в 150 раз выше, чем в плазме (R. Anderson, 1981; R.M. Evans et al., 1982; R. Moser, F. Weber, 1983). Дефицит витамина С сопровождается снижением хемотаксической и бактерицидной активности лимфоцитов (P.G. Shilotry, 1977; R. Anderson et al., 1987), добавки аскорбиновой кислоты усиливают пролиферацию лимфоцитов (R. Anderson, 1981; R.S. Panush, J.C. Delafuente, 1985). Аскорбиновая кислота оказывает защитное действие по отношению к продуцируемой в легких a-1-протеазе (свободные радикалы, вырабатывающиеся во время «дыхательного взрыва», угнетают фермент) (A. Theron, R. Anderson, 1985). Добавки витамина С улучшают иммунные реакции за счет поддержания уровня содержания витамина Е в крови и тканях (витамин Е также является выраженным стимулятором иммунной системы (A. Bendich et al., 1983). Усиление пролиферации лимфоцитов наиболее выражено при одновременном назначении витаминов С и Е. Дополнительное введение витамина С стабилизирует содержание витамина Е в плазме, тканях. И, наоборот, дефицит витамина С сопровождается снижением содержания витамина Е в тканях и плазме. Витамин С защищает противоокислительную активность витамина Е (A. Bendich et al., 1986), представляет собой первую линию защиты в организме от действия различных свободных радикалов и других окислителей (B. Frei et al., 1988). Он ингибирует перекисное окисление липидов (хотя основную роль в этом играет a-токоферол), нейтрализует окислители, поступающие с загрязненным воздухом (NO, свободные радикалы сигаретного дыма), редуцирует канцерогенные нитроамины. Аскорбиновая кислота предотвращает пероксидацию холестерола ЛПНП (K.L. Retsky et al., 1993) и тем самым препятствует прогрессированию атеросклероза. Смесь аскорбиновой кислоты с ионами Аu или Сu in vitro может инициировать свободнорадикальные процессы, но в организме это не происходит так, как названные ионы металлов связаны белками. Хотя, по мнению B. Halliwell (1984), локальная реализация этого эффекта в организме может иметь место.

Аскорбиновая кислота является кофактором для ряда монооксигеназ (гидроксилирование пролина, катаболизм тирозина).

Соединения, которые содержат серу. Важным звеном антиокислительной системы являются биомолекулы, которые содержат сульфгидрильные группы. К ним относятся основные аминокислоты — цистеин, цистин, метионин. Они входят в состав белков, активных центров ферментов, ряда гормонов (инсулин, окситоцин), служат предшественниками глутатиона, коэнзима А. Основной мобильный фонд сульфгидрильных групп представляет собой глутатион (трипептид Glu-Cys-Glu), который содержится почти во всех клетках. Его антиоксидантное действие катализируют глутатионпероксидаза, глутатионредуктаза, глутатион-S-трансфераза. Глутатионпероксидаза содержит селен и играет основную роль в инактивации липидных гидроперекисных соединений. Глутатионредуктаза поддерживает достаточный уровень активного глутатиона путем восстановления его дисульфидной формы. Восстановленный глутатион осуществляет детоксикацию перекиси водорода (H2O2) и гидроперекисей, которые возникают при реакции активных форм кислорода (АФК) с полиненасыщенными жирными кислотами мембран. Основной функцией глутатион-S-трансферазы (функционирует в гепатоцитах) является детоксикация ряда соединений путем переноса на них атомов серы с последующим образованием меркаптидов (соединений серы с металлами), глутатионпроизводных чужеродных веществ.

Липоевая кислота функционирует как окислительно-восстановительная система: она может существовать в окисленной (-S-S-) и восстановленной (SH) форме, реализуя таким образом свои коферментные функции. Участвует в окислительном декарбоксилировании a-кетокислот (пировиноградной, кетоглютаровой), является простетической группой пируват- и кетоглютарат-дегидрогеназной системы (вместе с тиаминпирофосфатом и КоА).

Церулоплазмин — транспортная форма меди является универсальным внеклеточным «гасителем» свободных радикалов. Он имеет супероксиддисмутазную активность: восстанавливает в крови супероксидные радикалы до кислорода и воды и этим защищает от повреждения липидные структуры мембран. Одной из основных функций церулоплазмина является нейтрализация свободных радикалов, которые освобождаются вовне макрофагами и нейтрофилами во время фагоцитоза, а также при интенсификации свободнорадикального окисления в очагах воспаления. Он окисляет разные субстраты: серотонин, катехоламины, полиамины, полифенолы, превращает двухвалентное железо в трехвалентное. Церулоплазмин переносит медь из печени к органам и тканям, где она функционирует в виде цитохром-С-редуктазы и супероксиддисмутазы. Фермент является фактором естественной защиты организма при воспалительных, аллергических процессах, стрессовых состояниях, повреждениях тканей, в частности, при инфаркте миокарда, ишемии.

Фенольные соединения (флавоноиды, полифенолы). Основой структуры фенольных веществ является углеродный скелет, имеющий гидроксильные, метильные, метоксильные, ацетильные и другие группировки. Они способны к легкой ступенчатой отдаче электронов и имеют два механизма антиоксидантной активности: инактивируют окислительные свободные радикалы, а также образуют стабильные комплексы с металлами (железом, медью, кобальтом, цинком, молибденом, алюминием) и выключают их каталитическое действие (В.А. Барабой, 1984). Молекулы фенольных соединений, нейтрализуя и инактивируя радикал, сами превращаются в малоактивные радикалы. В организме человека синтезируется ряд фенольных соединений — медиаторов: производные пирокатехина (адреналин, норадреналин, дофамин). К фенольным соединениям также относятся триптофан, фенилаланин, витамины Е и К, убихинон, тиреоидные и стероидные гормоны. Антирадикальную активность имеют только восстановленные формы фенольных соединений, а хинонные формы являются слабыми антиоксидантами. Хинонные формы восстанавливает, возвращая им таким образом антиокислительные свойства, аскорбиновая кислота. Переход фенольных форм в хинонные является средством регуляции свободнорадикального окисления мембран. Значительное накопление фенольных форм естественных антиоксидантов может сопровождаться интенсификацией свободнорадикального окисления со снижением содержания антиоксидантов. Фенольные соединения способны также образовывать стойкие комплексы с медью, железом, которые катализируют реакции СРО. Считают, что в условиях стресса регуляторные механизмы дополнительно выбрасывают в кровь антиоксиданты — биологически активные фенольные соединения: адреналин, норадреналин, дофамин, серотонин, а также тиреоидные и стероидные гормоны. Однако, как мы установили, при действии перечисленных соединений (в первую очередь, катехоламинов) в организме, в частности в нейтрофильных лейкоцитах, усиливаются катаболические процессы, в том числе перекисное окисление полиненасыщенных жирных кислот. Флавоноиды in vitro ингибируют пероксидацию липидов. Они, как и аскорбиновая кислота, в смеси с ионами Fe, Cu могут выступать в роли прооксидантов. Их антиоксидантная роль in vivo не изучена в достаточной мере (B. Halliwel, 1994).

К внеклеточным антиоксидантным механизмам относятся (B. Halliwel, 1994) трансферрин (железотранспортный протеин), лактоферрин (железосвязывающий протеин). Находясь в составе указанных протеинов, железо не катализирует свободнорадикальные повреждения. Не стимулирует также свободнорадикальные реакции железо в составе ферритина. Свободный гем и гем протеина, обладающие минимальной способностью катализировать свободнорадикальные повреждения, связываются с гемопексином и гаптоглобином. Обезвреживать свободные радикалы, связывать ионы меди может альбумин, молекула которого содержит одну сульфгидрильную группу. В качестве водорастворимого антиоксиданта рассматривается мочевина — конечный продукт пуринового обмена (N.I. Krinsky, 1988). Обезвреживать свободные радикалы может мочевая кислота, содержащаяся во внутренних средах организма (0,5 ммоль/л). Существуют ферменты, обезвреживающие поврежденные свободными радикалами протеины, окисленные жирные кислоты, а также ДНК.

Таким образом, ингибирование радикалов осуществляется системой антиоксидантов. Начальную стадию аутоокисления в мембранах угнетают токоферол, полифенолы, супероксиддисмутаза. Радикалы токоферола, полифенолов регенерируются под влиянием аскорбиновой кислоты, находящейся в гидрофильном слое мембран. Окисленные формы аскорбиновой кислоты восстанавливаются глутатионом (или эрготионеином), которые в свою очередь получают атомы водорода от НАДФ.H2. В ингибировании участвуют ферменты, катализирующие окислительно-восстановительные превращения глутатиона и аскорбиновой кислоты — глутатионзависимая редуктаза и дегидрогеназа, а также каталаза и пероксидаза. В плазме крови активно действует церулоплазмин. Представленная система поддерживает свободнорадикальное окисление липидов в мембранах на чрезвычайно низком уровне. А. Ленинджер (1981) считает, что аутоокисление липидов в организме полностью ингибируется витамином Е, аскорбиновой кислотой, различными ферментами. Функционирование цепи биоантиоксидантов и системы ферментов зависит от фонда атомов водорода (НАДФ.H2). В свою очередь этот фонд пополняется за счет дегидрирования энергетических субстратов, т. е. при ферментативном окислении. Эти факты свидетельствуют о наличии сопряженности между ферментативным окислением (окислительным фосфорилированием) и свободнорадикальным окислением, что мы наблюдали у больных при возникновении различных заболеваний и состояний: одновременно повышаются как показатели активности окислительно-восстановительных ферментов (дегидрогеназ, цитохромоксидазы), так и показатели содержания промежуточных продуктов переокисления липидов (диеновых конъюгатов, малонового диальдегида и др.). В разных тканях преобладают определенные компоненты АОС (В.Н. Бобырев и соавт., 1994). В клетках железистого эпителия, эритроцитах основным источником водорода для системы антиоксидантов является НАДФ.H2. Во внеклеточных структурах (где нет фонда НАДФ.H2) важное значение имеют восстановленные формы глутатиона, аскорбата. В волокнах основного вещества сосудистой стенки, плазме крови ингибирование свободнорадикального окисления осуществляют токоферолы, аскорбат, биофлавоноиды (хронический дефицит в организме эрготионеина, аскорбата, токоферола, биофлавоноидов приводит к повреждению сосудистой стенки). В плазме крови свободные радикалы нейтрализует церулоплазмин. В хрусталике глаза наблюдается высокая активность СОД, глутатионпероксидазы, глутатионредуктазы. Особенности функционирования антиоксидантной системы в различных органах и тканях определяются генотипом, а также зависят от поступления в организм индукторов СРО, обеспеченности биоантиоксидантами и в первую очередь a-токоферолом, аскорбиновой кислотой, b-каротином, селеном. Длительная, а также часто повторяющаяся, интенсификация свободнорадикального окисления приводит к истощению антиоксидантной системы (дефициту витаминов Е, С, b-каротина, глутатиона, селена, снижению активности СОД, каталазы, глутатионпероксидазы и др.). Так как свободнорадикальные процессы совершаются не только в клеточных мембранах, но и в цитозоле, внеклеточном окружении, эффективная антиоксидантная защита возможна при одновременном (сочетанном) приеме жиро- и водорастворимых антиоксидантов в виде комплексов. Антиоксидантные комплексы восстанавливают (пополняют) пул основных антиоксидантных веществ в организме, которые интенсивно расходуются при патологических состояниях.

Литература

  1. Барабой В.А. Растительные фенолы и здоровье человека. — М., Наука,1984. -160 с.
  2. Бобырев В.Н., Почернява В.Ф., Стародубцев С.Г. и др. Специфичность систем антиоксидантной защиты органов и тканей — основа дифференцированной фармакотерапии антиоксидантами // Эксперим. и клин. фармакология, 1994. — 57(1) — с.47-54.
  3. Богач П.Г., Курский М.Д., Кучеренко Н.Е., Рыбальченко В.К. Структура и функции биологических мембран. — К., Вища школа, 1981. — 336 с.
  4. Кольман Я., Рем К.Г. Наглядная биохимия: Пер. с нем. — М., Мир, 2000. — 469 с.
  5. Кучеренко Н.Е., Васильев А.Н. Липиды. — К., Вища школа, Киев, 1985. — 247 с.
  6. Ленинджер А. Основы биохимии: В 3-х т. Т.2. — М., Мир, 1985. -368 с.
  7. Свободнорадикальное окисление и антиоксидантная терапия / В.К.Казимирко, В.И.Мальцев, В.Ю.Бутылин, Н.И.Горобец. — К.: Морион, 2004. — 160 с.
  8. Уайт А., Хендлер Ф., Смит Э., Хилл Р., Леман И. Основы биохимии: в 3 томах. Т.2. — М., Мир, 1981. — 617 с.
  9. Уайт А., Хендлер Ф., Смит Э., Хилл Р., Леман И. Основы биохимии: В 3-х томах. Т.3. Пер. с англ. — М., Мир, 1981. -726 с.
  10. Anderson R. Ascorbic acid and immune Functions: Mechanism of immunostimulation. In «Vitamin C Ascorbic Acid,» ed. J.N. Counsell and D. H. Hornig. — 1981. — Р. 249. Applied Science. London.
  11. Anderson R., Lukey P.T., Theron A.J., Dippenaar U. Ascorbate and cysteine-mediated selective neutralisation of extracellular oxidants during N-formyl peptide activation of human phagocytes // Agents and Actions. — 1987. — 20 (1/2). — Р. 77.
  12. Beisel W.R. Single nutrients and immunity // Amer. J. Clin. Nutr. — 1982. — 35. — Р.417.
  13. Bendich A., D’Apolito P., Gabriel E., Machlin I.J. Modulation of the immune system function of guinea pigs by dietary vitamin E and C following exposure to oxygen // Fed. Proc. — 1983. — 42. — Р. 923.
  14. Bendich A., Machlin I.J., Scandurra O., Rurton G.W., and Wayner D.D.M. The atioxidant role of vitamin C. Adv. in Free Radical Biology & Medicine. — 1986. — 2. Р. 419.
  15. Burton G.W., Ingold K.U. Beta-carotene: an unusual type of antioxidant // Science, 1984. — 224. — Р. 569-73.
  16. Burton G.W., Wronska U., Stone L., Foster D.O., Ingold K.U. Biokinetics of dietary RRR-?-tocopherol in the male guinea pig at three dietary levels of vitamin C and two levels of vitamin E. Evidence that vitamin C does not «spare» vitamin E in vivo //Lipids. — 1990. — 25. — Р.199-210.
  17. De Whalley C. V., Rankin S.M., Hoult J.R.S. Flavonoids inhibit the oxidative modification of low density lipoproteins by macrophages // Biochem Pharmacol. -1990. -39. — P. 1743-1750.
  18. Esterbauer H., Gebicki J., Puhl H., Jurgens G. The role of lipid peroxidation and antioxidants in oxidative modification of LDL // Free Radic. Biol. Med. -1992. — 13. — P.341-390.
  19. Evans R.M., Currie. L., Campbell A. The distribution of ascorbic acid between various cellular components of blood, in normal individuals, and its relation to the plasma concentration // Brit. J. Nutr. — 1982. — 47. Р. 473.
  20. Frei B., Stocker R., Ames B.N. (1988) Antioxidant defenses and lipid peroxidation in human blood plasma // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. — 1988. — 85. — Р. 9748-9752.
  21. Frei B., Gaziano J.M. Content of antioxidants, preformed lipid hydroperoxides and cholesterol as predictors of the susceptibility of human LDL to metal ion-dependent and independent oxidation // J. Lipid Res. — 1993. — 34. — Р. 2135-2145.
  22. Frei B. Natural antioxidants in human health and disease. Orlando, FL: Academic Press.- 1993.
  23. Halliwell B., Gutteridge J.M.C. Lipid peroxidation, oxygen radicals, cell damage, and antioxidant therapy // Lancet. — 1984. — Р.1396-98.
  24. Hemila H., Roberts P., Wikstrom M. Activated polymer-phonuclear leucocytes consume vitamin C // Febs. Lett. — 1985. — Р. 178: 25.
  25. Krinsky N.L. Membrane antioxidants // Ann. NY. Acad. Sci. — 1988. — 551. — Р. 17-33.
  26. Liebler D.C. Antioxidant reactions of carotenoids // Ann. NY. Acad. Sci. — 1993. — 691. — Р. 20-31.
  27. Lynch S.M., Morrow J.D., Roberts L.J. II, Frei B. (1994) Formation of non-cyclooxygenase-derived prostanoids (F2-isoprostanes) in plasma and low density lipoprotein exposed to oxidative stress in vitro // J. Clin. Invest. — 1994. — 93. — Р. 998-1004.
  28. Moser R., Weber F. Uptake of ascorbic acid by human granulocytes // Internal. J. Vit. Nutr. Res. — 1983. — 54. — Р. 47.
  29. Oberritter H., Glatthaar B., Moser U., Schmidt K.H. Effect of functional stimulation on ascorbate content in phagocytes under physiological and pathological conditions // Int. Archs. Allergy Appl. Immun. — 1986. — 81. — P.46.
  30. Panush R.S., Delafuente J.C., Katz P. and Johnson J. Modulation of certain immunologic responses by vitamin C III-Potentiation of in-vitro and in-vivo lymphocyte responses // Int. J. Vit. Nutr. Res. — 1982. — 23. — Р. 35.
  31. Panush R.S., Delafuente J.C. Vitamins and immunocompetence // World Rev. Nutr. Diet. — 1985. — 45. — Р. 97.
  32. Pryor W.A. Free radicals and lipid peroxidation: what they are and how they got that way. In: Frei B. ed. Natural antioxidants in human health and disease. Orlando, FL: Academic Press. — 1994. — Р. 1-24.
  33. Retsky K.L., Freeman M.W., Frei B. Ascorbic acid oxidation product(s) protect human low density lipoprotein against atherogenic modification // J. Biol. Chem. — 1993. — 268. — Р. 1304-1309.
  34. Shilotri P.G. Glycolytic, hexose monophosphate shunt and bactericidal activities of leukocytes in ascorbic acid-deficient quinea pigs // J. Nutr. — 1977. — 107. — P. 1507.
  35. Stocker R., Frei B. Endogenous antioxidant defences in human blood plasma. In: Sies H. ed. Oxidative stress: oxidants and antioxidants. London: Academic Press. — 1991. — P.213-243.
  36. Stocker R., Glazer A.N., Ames B.N. Antioxidant activity of albumin-bound bilirubin // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. — 1987. — 84. — P.5918-5922.
  37. Theron A..,Anderson R. Investigation of the protective effects of the antioxidatns ascorbate, cysteine, and dapsone on the phagocyte-mediated oxidative inactivation of human ?-1-protease inhibitor in vitro // Am. Rev. Respir. Dis. — 1985. — 132. — Р. 1049.

К началу

К списку статей

На Главную


 
 
  © Все права защищены 2012-2015г.
Дизайн «ООО Системы будущего».
Сопровождение сайта www.OvoFix.ru
 
125480 г. Москва ул. Планерная д.3 кор.3 "Аэроэкология"
+79857623942 +74959442622 +79099929596 +79099929594
narod-akademia.com